Малая толика

Отдыхая в глухой, но гордой глубинке, Лбин осмотрел достопримечательность. Она прогремела на всю страну и прославила захолустье. Других экскурсий все равно не нашлось, и Лбин отправился взглянуть на нее. Можно было и не ездить специально, благо стелу «Слава» получалось увидеть за много верст. Она насчитывала девятьсот метров в высоту и представляла собой штырь, увенчанный сердцем. Не анатомическим, а условным вроде тех, что накалывают на кисти и пронзают стрелой. Из выемки бил газовый факел. Издали казалось, что это не совсем сердце. Испорченные люди сочиняли для стелы всякие оскорбительные названия. Никто не знал, что именно прославляла «Слава» — ясно было только, что нечто существенное и обязательное. Сердце сплели из струн, которые дрожали на ветру. Будучи натянуты под хитроумными углами, в особо ветреные дни они разносили специально написанную «Славную Песнь», и прослушать ее съезжались те отпускники, кому не удавалось съездить куда-нибудь еще.

«Это наше общее достояние, — объявил экскурсовод. – Уникальное сооружение построено исключительно на те самые налоги, дамы и господа, которые мы систематически платим. Все мы причастны и вправе гордиться…»

Лбин слушал молча, сосредоточенно. Плотный, приземистый, с внимательными глазками, он отличался хозяйственной жилкой каптера – каптером когда-то и был. После осмотра стелы он, и прежде немногословный, совсем замкнулся в себе. В экскурсионном автобусе он свернулся клубком. Шевелил губами, напряженно подсчитывая что-то, и морщил задумчивый лоб. Судя по выражению лица, ничего у него не получалось.

Вернувшись из отпуска, Лбин возобновил подсчеты, но быстро бросил это занятие, так как понял, что его вычислительных способностей недостаточно для задачи подобного уровня. И он обратился к соседу, за которым помнил должок. Сосед и сам о нем регулярно напоминал. Это был молодой еще человек, одаренный хакер. Однажды Лбин обнаружил его лежащим без чувств во дворе. Все проходили мимо, дело обычное, а Лбин не прошел. Он знал, что Богдан не пьет. И точно: выяснилось, что тот не выпил, а очень даже поел в кафе на углу. Лбин вызвал скорую, и медики сказали, что вовремя, что еще немного – и все. Богдан, когда выписался, поклонился Лбину в ноги и поклялся исполнить любое его желание при условии исполнимости оного. С тех пор он при каждой встрече преувеличенно сгибался, взирал на Лбина из этого неудобного положения и подтверждал обет. Лбин уклонялся от встреч, испытывая неловкость. Но и гордился собой. Как знать – быть может, в том и заключалось его личное предназначение? Не каждый может похвастать если не осознанием, то хоть подозрением промысла.

— Мне вот что нужно, — сказал он, решившись забрать причитающееся.

И рассказал о стеле, которую Богдан и сам, конечно, видел не раз в новостях.

— Мне, — продолжал Лбин, — хочется знать, какова моя доля. Они говорят: налоги. Хорошо. Я хочу выяснить, сколько конкретно и на какую часть. Сделаешь?

Богдан осторожно улыбнулся.

— Как вы себе это представляете? Знаете номера банкнот, которые вычли? Но это невозможно. Никаких номеров нет. Это абстракция, все пошло в общий котел.

— Ты хакер или кто? – осведомился Лбин. – Если не можешь – так и скажи!

Сосед неуверенно задумался.

— Тут масса факторов, — сказал он после долгой паузы. – Сколько взяли, на что, когда… Ладно, министерство финансов я вскрою. Но дальше-то что? Проекты, подряды, закупки… Как же я прослежу?

— Короче, — ответил Лбин. — Сделаешь или нет?

Сосед знал, что отказаться не вправе.

— Когда вам нужно?

— Вчера, — отрезал Лбин.

— Значит, завтра, — кивнул Богдан.

Он уже принял решение. Для порядка он задал положенные вопросы: сколько Лбин получает, сколько у него отбирают, как давно.

— Для начала я выясню, когда возник проект. Тут надо начать с этапа планирования… Будем считать, что с этого момента и крысятничали.

Лбин строго взглянул на него. Богдан смешался, поскольку не удосужился выяснить, доволен ли его благодетель участием в строительстве стелы или, напротив, им возмущен.

— Напиши потом на бумажке, — попросил Лбин.

— Да я распечатку сделаю, до копейки!

Для Богдана не составляло труда изготовить такой документ. Разбираться он, разумеется, не собирался вообще. Правда, вопрос об отношении заказчика к стеле остался не проясненным, и сосед рискнул. На следующий день он разыграл целый спектакль. Ворвался на заре, когда Лбин еще не вполне очнулся от сна, и мастерски изобразил возбуждение.

— Все узнал, все! Не поверите, куда я залез. Говорите, министерство финансов? Ха-ха! Подымай выше!

— Я и не говорил, — пробормотал Лбин. – Что там?

— Любуйтесь, — Богдан положил распечатку на стол и торжествующе скрестил руки. – Вот ваши деньги. Вот они разошлись. А потом сошлись. Я раскопал абсолютно все, вплоть до имен бригадиров и каменоломни, откуда брали гранит. Вы не участвовали в бетоне и стали, ваши средства пошли на гранит. Который в основании. Все! Видели звезду? Можете с чистой совестью считать это личным долевым участием.

— И сколько вышло?

Наступил опасный момент. Богдан был готов порадовать Лбина и сказать, что стела и вышла. Вся, целиком, включая струны и гонорар композитора, но он понимал, что это прозвучит неправдоподобно.

— Вот, — показал он ногтем мизинца. – Даже меньше.

Лбин, вопреки ожиданию, не огорчился. Он воспринял объем своей доли невозмутимо и серьезно. Лишь уточнил:

— Кубический сантиметр?

— Ноль восемьсот девяносто семь от него.

— Спасибо, — сказал Лбин.

Когда подоспели выходные, он положил в сумку молоток и стамеску, отправился на автовокзал и купил билет. Прибыв на место, снял конуру, дождался ночи и выдвинулся. Стояла черная и теплая ночь. Под облаками пламенело и пело струнное сердце.

Лбин подошел к постаменту, вынул рулетку, отмерил положенное. Сделал пометки карандашиком. Приставил стамеску, размахнулся, ударил по выпуклой звезде. В ночи разнесся короткий звон. Затем повторился еще и еще. Вскоре прервался, потому что полиция уж знала о разного рода неприятностях, грозивших стеле.

Свирепо матерясь, двое поволокли Лбина к машине. Стамеску и молоток у него отобрали под угрозой стрельбы на поражение.

В участке его принял старший лейтенант.

Лбин предъявил ему вычисления, пояснив:

— Я не давал согласия на это строительство… я пришел забрать свое.

Улыбнувшись, лейтенант сложил листок пополам.

— Это не совсем точные расчеты, — заметил он. – Вы же потратились не только на стройку, но и на нас. – Он встал из-за стола, немного втянул живот и начал расстегивать брюки. – Так что изволь получить свой кэшбек, гнида…

 

(с) июль 2021