Земное притяжение

— Подождите, не так быстро. Я правильно понял, что вы – представитель инопланетной цивилизации?

— Нет, вы неправильно поняли. Я представитель космической цивилизации. Очень древней. Мы живем не на планетах, а в космосе. Я не слишком развязно себя веду? Можно, я положу ногу на ногу?

— Нет, не слишком, в самый раз для вашего статуса. Сделайте одолжение. Положите.

— Спасибо. Это, знаете, очень необычное, познавательное ощущение. У нас в космосе ничего никуда не положишь.

— Хотите сказать, что у вас нет ног?

— Ни ног, ни рук – у нас ничего нет. Задавайте наводящие вопросы. Я готов развернуть перед вами картину мира, которая вас удивит.

— Я редко удивляюсь, но охотно сделаю исключение. Расскажите о вашей цивилизации, только не спешите. Вы же видите, что я записываю.

— Мне придется вас подготовить. Вы же тоже путешествуете в космос, верно? Вспомните, как это делается.

— Знаете, я в этом плохо разбираюсь, потому что не специалист. Вы, собственно, о чем спрашиваете? Что именно вас интересует?

— Ну, в самых общих чертах. В школе-то вы учились?

— В общих?… Что ж, мы строим ракету. Готовим космонавтов. А потом взлетаем.

— То есть вам, чтобы попасть в космос, нужно преодолеть силу тяжести?

— Нужно. Без этого никак.

— Ну, а нам, чтобы попасть на Землю, нужно преодолеть невесомость. Мы бестелесные. Ваши соплеменники называют нас идеями и мыслями. И мы водимся в космосе. Чтобы осесть на земле, нам нужно стать тупыми и неповоротливыми. Мы должны остановиться и отяжелеть до нужного веса. Для этого достаточно подумать о человеке. Да мы давно здесь торчим, но в контакт вступаем от случая к случаю, то есть редко. Приходим кому-нибудь в голову и начинаем общаться.

— То есть вам пришло в голову, что вы преодолели невесомость и явились из космоса?

— Нет, это не мне, а я пришел в голову. Из космоса. В вашем черепе, например, орудует целая колония нелегалов из наших, да и сам ваш череп, и вы целиком – тоже идеи, воплощенные, но мы оставим эту тему, потому что концов уже не найти. Чаще мы общаемся опосредованно. Мы принимаем форму плоских умопостроений, которые у вас именуют фантастикой.

— А что с лицом? Где разбили?

— Да так, чепуха…

— Хорошо, господин астронавт, на сегодня достаточно. Сейчас вы отдохнете в палате, а завтра…

— Зачем в палате? Постойте, я обманул вас, я всего-навсего разведывательный зонд…

— Это вас не спасет. Даже в этом щадящем качестве вы слишком возвышенная космическая идея, вам придется поближе познакомиться с земным притяжением. Я думаю, что постельный режим – наилучший способ…

 

© январь 2010