Последний полустанок

 

 

(опубликовано: «Русская литература» (Париж), № 25, с параллельным французским переводом MayaMinoustchine)

 

 

Эвтаназия — умерщвление из гуманных

 побуждений в безнадежных случаях.

 

 

Терапевт

 

 

— Здравствуйте, ваши анализы готовы. Пожалуйста: клинический крови… моча… сахар… яйцеглист… Тоня, поищи его РВ. Вот, все на месте. Теперь идите к заведующей в тридцать четвертый кабинет, возьмете у нее номерок к эвтанологу.

 

— Как, уже к эвтанологу? Я еще окулиста не прошла.

 

— Окулист болен. Все время на больничном, просто бедствие. Тоже кандидат…

 

— Доченька, мне бы к ифтанологу…

 

— Номерки дает только заведующая, надо у нее записаться. За неделю вперед. Очень много больных, . а специалист один.

 

— Я не понимаю — почему меня сразу к эвтанологу?

 

— А вы к кому бы хотели?

 

— Откуда мне знать? Это вы должны разобраться! Говорят, мою болезнь хирург лечит…

 

— Ну вы же видите — вот, хирург написал: противопоказаний к посещению эвтанолога нет. Чего вам еще нужно? Идите себе в тридцать четвертый кабинет…

 

— Да не пойду я туда!

 

— Ваше дело. Учтите, скоро вы не то что в тридцать четвертый кабинет — до туалета дойти не сможете. Придется вызывать эвтанолога на дом. В поликлинике он вам выпишет направление на импортный укол. А на дому вас никто колоть не будет, одноразовых шприцев и так не хватает. На дом выезжают с патронами, свинчаткой, молотком. . .

 

— Я жаловаться буду! воевал, участвовал… а мне — молоток! Мне, если на то пошло, этот укол вообще бесплатно положен…

 

— Ладно, прощайте. Следующий!

 

 

Очередь

 

 

— Кто крайний?

 

— Здесь по номеркам.

 

— А мне назначили.

 

— Здесь всем назначили.

 

— Я участник и инвалид!

 

— Я тоже блокадница. Раз вы участник, будете за мною.

 

— Господи, сделали бы для них специальный день! Лезут и лезут, полтора часа уже сижу.

 

— Вы бы помолчали. Вы молодые, мы в свое время постояли, теперь вы постойте.

 

— Скажите, он быстро принимает?

 

— Как когда. Доктор хороший, внимательный. Всегда выслушает, пошутит. У меня соседка пришла без талончика, так он не отказал, принял.

 

— И что?

 

— Уж третий день как схоронили.

 

— Вон оно как. И чем он ее?

 

— Врать не буду, не знаю. Вроде был в аптеку завоз, рецепт выписал. Тут уж как повезет.

 

— Да, так вот работаешь, работаешь — и что имеещь?

 

— Те, кто с деньгами, в кооператив идут. Там-то культурно, с музыкой, с цветами. Диагноз торжественно зачитывают.

 

— Вот лежал я в больнице, так там профессор-эвтанолог обход делал. Вот это специалист! И чувствуется, что старой закалки. Русский интеллигент, понимаете? Шутит так, всех » батеньками » называет. Справа от меня лежал один, и профессор даже не дослушал, что ему доктор лечащий докладывал. Ему-то все с одного взгляда понятно. Вынимает два пятака и со смешком кладет соседу на глаза. А после как-то так хитро нажал — никто и не заметил. А сосед уже того, царствие небесное. Это я понимаю!

 

— Говорят, где-то даже попа приглашают.

 

— Куда нам. Мы уж сами с утречка в церковку сходим, а потом — сюда.

 

— На нашу пенсию много не наприглашаешь, вот что. Сегодня хлеб брала, так уже две триста!

 

— Вы где брали?

 

— Да на углу, у рынка.

 

— Надо в зеленом универсаме брать. Там и батоны всегда свежие, и подешевле.

 

 

Прием

 

 

— Здравствуйте, доктор!

 

— Мое почтение! Ну, всех обошли?

 

— Ох, не говорите! К ушному три дня ходила, номерков не было.

 

— Ай-ай! Бюрократизм — это наше общее горе. Ну зачем вам ушной?

 

— Сама не знаю.

 

— Вот именно. Вам осталось пройти только патологоанатома, да? Хе-хе! Тэ-э-эк… ну так что? пишем рецептик?

 

— Говорят, завоз в аптеку был…

 

— Все-то вы знаете! Верно, был. У нас по разнарядке, но уж для вас… Только надо у главного печать поставить.

 

— Мне скидка пятьдесят процентов, вы не забыли?

 

— Как же помню. Увы, но здесь это не пройдет.

 

— Куда деваться, пишите.

 

— Ну и отлично. Как получите, обратитесь в подвал. Там вам все и организуют. С гробом вопрос решили?

 

— Пока не успела, доктор.

 

— Поторопитесь. Они в подвале с вас бумагу потребуют. Они не могут дольше двух суток хранить.

 

— Доктор, а можно вас на дом?

 

— На дом, уважаемый, только через участкового. Видите ли, я консультант, меня приглашают, когда диагноз или не ясен, или, наоборот, совершенно ясен.

 

— Какой там диагноз, доктор! Ей за девяносто… Нам через сутки уезжать, нет времени на хождения…

 

— Не знаю, не знаю…

 

— Доктор, мы с вами сочтемся, не беспокойтесь…

 

— Послушайте, я никогда…

 

— Слушать даже не буду, доктор! У меня закон: любой труд должен быть оплачен. Мы можем вас на машине отвезти, к нам и обратно куда скажете.

 

— Не стоит, Бог с вами. Что, молоток брать?

 

— Вы врач, вам и решать. На мой взгляд, там довольно подушки — накрыть.

 

— Добрый день, добрый день. Я вас впервые вижу, очень приятно. С чем пожаловали?

 

— Сердечко, доктор, шалит, уже третью ночь не сплю.

 

— Дайте-ка талончик. Дорогой мой, у вас талончик к терапевту! Ко мне — потом!

 

— Господи, а вы кто ж будете — не терапевт?

 

— Ошиблись, голубчик. Это кабинет эвтанолога.

 

-… Ох! ох! держите меня…

 

— Леночка, уложите его на кушетку. Валидол в шкафчике. Куда вы, любезный? Полежите пока… может, и не надо к терапевту…

 

— Доктор, вы извините, я без номерка…

 

— Вы меня замучили! Леночка, выгляните, там много народу?

 

— Человек восемь.

 

— С ума сойти. Что там у вас?

 

— Я всех прошла, доктор… вот диагноз… вот справочка розовая… где она? сейчас, сейчас…

 

— Простите, некогда мне с вами. Говорите, всех прошли? Идемте за ширму.

 

— Так укол, доктор…

 

— Идите за ширму, вам сказано! Леночка, молоточек мне дайте. Не надо перчаток — черт с ней, с антисептикой…

 

— Вы, государь мой, слишком мнительны. Сами себе диагнозы ставите… Небось, почитываете специальную литературу?

 

— Есть такой грех…

 

— Оно и видно. А кто позволил? Вам это строго противопоказано. Если каждого читателя ко мне — это целый арсенал содержать придется. Хорошо, раздевайтесь, я погляжу. Так… Ну и нервы у вас! Весь в поту. Если и дальше пойдет в том же духе, вы действительно рискуете… повернитесь… руки поднимите… Нет, уважаемый, вы зря тревожились. Можете одеваться, вам не ко мне. Постойте, еще минутку… что это за пятнышко? И здесь… и тут… м-да… тут тоже… Похоже, я поспешил… вам есть смысл задержаться…

 

 

Обед

 

 

— Уйдй я, Леночка, в стационар. Ей-Богу. Сил моих больше нет — так надоели.

 

— Бутербродики, доктор, берите, бутербродики. Вот эти, с ветчинкой. Думаете, в стационаре лучше?

 

— Да везде плохо — что я, не знаю? Но хоть по квартирам ездить не надо. В реанимации — вообще загляденье. Позвали, пришел, посмотрел зрачки, отключил аппарат — красота!

 

— А неврология? А кардиохирургия? Надорветесь!

 

— Могу. Эх, о том ли мы мечтали! В институте наш поток — гремел! Эвтанологи и терапевтов побивали, и хирургов, и акушеров. Какие капустники были у нас, КВНы! В деревне на практике что вытворяли! … Банкет, клятва Танатоса… и что в итоге?

 

 

Пятиминутка

 

 

— У нас, коллеги, остался последний вопрос. Вот я держу в руках постановление главка от 23 числа сего месяца. » Об улучшении качества эвтанологической помощи населению и дальнейшем совершенствовании эвтанологической службы района » . Я не буду зачитывать весь текст, это долго. Самое главное: рекомендуется проработать вопрос об установлении более тесных контактов между эвтанологической и наркологической службами, подготовить конкретные предложения по выполнению распоряжения о принудительной эвтаназии отдельных категорий лиц, состоящих на диспансерном учете у нарколога. Это предполагает практику постоянной связи с правоохранительными органами. Кроме того, предписывается установить аналогичные контакты с геронтологической и онкологической службами. Мы, коллеги, должны из всего этого сделать вывод: надо быть начеку, возможны проверки, комиссии… Контакты у нас и так налажены, но от нас требуют большего, а эвтанолог у нас один. Разорваться трудно, но придется. Контингент у нас в основном пожилой, я все это понимаю. Вдобавок эвтанологу предлагается активно включиться в плановые профосмотры работников предприятий, жителей домов престарелых, участвовать в работе призывных комиссий. Надо укрепить связи с работниками собеса, военкомата. Я вообще попрошу эвтанолога задержаться, у нас есть еще несколько моментов… Наглядные пособия, в частности, не дотягивают… санлистки какие-то пресные, без изюминки…

 

 

Объявление на двери кабинета

эвтанолога

 

 

Карантин по грииппу

Режим смены масок сотрудниками кабинета:

  1. 00 — 11. 00 — белые
  2. 00 — 13. 00 — розовые
  3. 00 — 15. 00 — зеленые

 

 

Квартирная помощь

 

 

— Вы не видели мой журнал?

 

— Рая, где у нас журнал эвтанолога?

 

— Только что был здесь. В него терапевты писали, писали. . . Нет, вру — вон хирург пишет!

 

— Что вы мне туда написали?

 

— Слушай, сгоняй к бабке, а? Во как достала! Каждый день вызывает со своим копытом. Ей давно пора…

 

— Без терапевта не поеду.

 

— Да ты только покажись, пригрози! А не поймет — мы и сами, без тебя справимся. Ну будь человеком!

 

— Что с вами сделаешь. Если машину дадут…

 

— Вот! С меня причитается! Чего тебе, Раечка?

 

— Эвтанолог за заказ не расписался. И за патроны.

 

— А что там у нас в заказе?

 

— Гречка, шпроты, зеленый горошек две банки…

 

 

Визит

 

 

— Добренький денечек! Ну-с, где наш пациент?

 

— Сюда, пожалуйста.

 

— Только я сперва руки вымою. С вашего позволения, полотенце бы мне…

 

— Будьте любезны.

 

— Благодарю. Так, пойдемте взглянем. Добрый день, добрый день! Как наше самочувствие?

 

— Да он, доктор, давно уж не говорит, мычит только.

 

— Что вы говорите! Очень прискорбно. Ротик откроем…

 

— Он и не понимает ничего…

 

— Неважно, я понимаю… Ну, дело ясное. Вы как решили? У меня с собой сами понимаете, что…

 

— А вот, доктор, мы у вас хотели спросить. Вот нам из-за границы прислали, вы не по-нашему читаете? Здесь порошочки.

 

— Как-нибудь разберусь. Дайте сюда. Ага. Что ж, это можно.

 

— И как давать, доктор?

 

— Один раз. Все.

 

— До еды, после?

 

— Лучше после, пусть покушает.

 

— Доктор, спасибо, что пришли. Мы тут вам кое-что приготовили. . . выдержка пятнадцать лет…

 

— Нет-нет-нет, ни в коем случае…

 

— Мы обидимся, доктор. Не смейте отказываться…

 

 

Дома

 

 

— Как ты поздно! Устал?

 

— Есть маленько.

 

— Тебе Валентина звонила, просила кого-то посмотреть.

 

— Но не сию секунду?

 

— Конечно, нет. Только позвони ей сегодня. И не вздумай даром! Строить из себя Айболита, людям смешно…

 

 

© октябрь 1995