Новое платье короля

(опубликовано: «Полдень, ХХI век», 2008 октябрь)

Профессор сидел в кресле. Он как раз собирался завтракать и в домашней обстановке выглядел фигурой милейшей и трогательной. Он даже нацепил слюнявчик.

— Не угодно ли откушать? — спросил он у гостя, аккуратного и скромного молодого человека.

— Благодарю покорно, я сыт, — ответил тот.

— Ну, в таком случае прошу меня извинить, — и профессор схватил серебряную рюмку с яйцом. — А вы — вы присаживайтесь, присаживайтесь…

Молодой человек вежливо поблагодарил и опустился в кресло, скользнув равнодушным взглядом по массивным перстням, украшавшим профессорские пальцы. Профессор с благодушной миной принялся кокать яйцо.

— Мне ваше лицо знакомо, — объявил он, откладывая ложечку и поддевая скорлупу розовым ногтем. — Где бы я вас мог видеть?

— У вас хорошая память, — сказал с чувством молодой человек и слегка покраснел.

— На лекции… да, не иначе как на лекции… — продолжал профессор задумчиво.

— Это просто поразительно! — воскликнул гость. — Действительно, на лекции…

— Вот только — на которой? — и брови профессора сделали мостик, а любопытные глаза округлились.

— На которой вы демонстрировали маску, — подсказал молодой человек, вложив в подсказку всю дозу любезности, на какую он был способен.

— Ах, да, конечно! — просиял профессор. — Вы сидели в первом ряду…

— Верно…

— … и, не скрою, мне было очень занятно следить за вашей реакцией…

— Очень приятно слышать…

— И я искренне рад… м-да…

Какое-то время они обменивались комплиментами, пока как-то вдруг разом не замолчали. Профессор сделал выжидающее лицо и окунул ложечку в желток. Тяжело ударили часы.

— Так вот, профессор, — молвил молодой человек, чуть помедлив, — я не вполне согласен с вашей точкой зрения.

— Так! Очень забавно! Интересно будет послушать! — и профессор устроился поудобнее, готовясь насладиться.

Гость не спешил с ответом, собираясь с мыслями. Видно было, что его прежде всего волнует форма выражения несогласия.

Профессор снисходительно отвел глаза и позволил себе вспомнить упомянутую лекцию во всех подробностях. То, бесспорно, была одна из самых удачных лекций, просто блистательная лекция.

… Народу собралось много, и аудитория как нельзя лучше отвечала профессорским чаяниям. В основном присутствовали психопаты, истерики и прочие экзальтированные личности, помешанные на разного рода аномальных явлениях. Профессор, известный своим материалистическим и скептическим отношением к проблеме, казался им легкой добычей, и они жаждали назадавать побольше мудреных вопросов. Профессор посмеивался про себя. Он ненавидел психопатов и истериков и, в свою очередь, обожал наблюдать их, трепыхающихся, раздавленных научной логикой и неопровержимыми фактами. Он прямо-таки преображался на кафедре, руша и топча глупые иллюзии и беспочвенные верования.

Спрашивали обо всем. Профессор, с достоинством поигрывая очками, не пропустил ни одного выпада. Он объяснил, в частности, что более девяноста процентов наблюдений так называемых НЛО связано с чисто физическими феноменами, а все, что остается необъясненным, — тоже, разумеется, физический феномен, для понимания которого попросту не хватает научного багажа. Растолковывая истинную сущность экстрасенсов, он сообщил, что»экстра»в этих людях ничего нет и что они просто»хорошие»сенсы», — то есть имеют более низкий порог восприятия тепловых излучений и более высокую скорость анализа полученных данных. Он показал слайды, на которых были запечатлены останки «таинственно» исчезнувших в Бермудском треугольнике самолетов, обнаруженные спокойно ржавеющими на морском дне. И так далее. К концу лекции атмосфера в зале накалилась донельзя. Потесненные в своих убеждениях слушатели были готовы разорвать профессора в клочья. Они понятия не имели, какой сюрприз он припас на закуску.

Неожиданно для всех профессор сделал либеральный реверанс.

— Я материалист, — сказал он. — Я ученый. И как ученый я вынужден признать, что все же существуют некоторые вещи, которые не поддаются и вряд ли поддадутся научному объяснению.

С этими словами он открыл саквояж и извлек грубо слепленную глиняную маску с зияющими отверстиями на месте глаз, рта и носа.

— Эту маску мне подарил один тибетский мудрец, далеко продвинувшийся в изучении потусторонних тайн. Она представляет собой слепок с его собственного лица. Он зарядил эту маску силою духа, после чего она смогла в определенных условиях оказывать воздействие на окружающих. Сейчас мы выключим свет, я пущу запись древнетибетских заклинаний, а вы поделитесь после своими ощущениями. Должен предупредить уважаемую аудиторию, что тем, кто не склонен доверять чарам темного порядка, лучше покинуть зал.

Ни один человек не покинул зал, свет был потушен, и профессор включил запись. Из динамика послышалось монотонное дребезжание басовой струны. Мелодия — бурятского или вроде него — происхождения леденила кровь. Вскоре послышалась тарабарщина. Загробный голос торжественно вещал на незнакомом языке о таинственных делах. Преобладали звонкие согласные, а слова большей частью были односложными. На маску направили прожектор, и казалось, будто это она сама говорит, освещенная призрачным бледным огнем.

Профессор наблюдал. Многие в зале пребывали в прострации, иные усиленно сморкались, третьи вращали головами и делали странные вычурные жесты. Один из операторов вдруг выронил видеокамеру и поспешил на выход, заливаясь слезами. Временами возникали очаги беспричинного хохота, возбуждение росло.

Процедура длилась около пяти минут. Наконец профессор остановил ленту, попросил зажечь свет и предложил слушателям высказать свои соображения.

Впечатления от сеанса были самые разные. Кто-то, захлебываясь, признался в том, что ощутил мощное тепловое излучение, кто-то не сумел совладать со слезами, кто-то видел ангелов, а кто-то — и хороводы чертей.

Профессор подвел итог.

— Все это, — сказал он, и глаза его жестко сузились, — была игра, чушь и околесица. Я позволил себе разыграть вас, чтобы вы на собственной шкуре смогли убедиться в смехотворности ваших воззрений. Никакого мудреца я не знаю, маску вылепил сам, а на пленку начитал бессмысленный набор звукосочетаний. Теперь вы видите…

Возмущенный рев покрыл его слова. Многие, вскочив, кричали: «Это бессовестно! Как вы смеете обманывать публику!»- и прочее в том же роде, что профессору было милее лавины аплодисментов.

— Не знаю, не знаю, — приговаривал он сытым голосом, укладывая саквояж — Лекция окончена. Желаю всего наилучшего.

… Все эти события, изложение которых отняло у нас столько времени, пронеслись в сознании профессора за долю секунды. Теперь ему предстояло разделать гостя под орех, и лицо его волей-неволей утратило всякую трогательность. Он был готов к сражению.

— Нуте-с?

Ложечка дернулась, взбалтывая желток. Молодой человек поднял глаза.

— Видите ли, профессор… Все дело в том, что вы — неважно, какими мотивами вы руководствовались — произвели ряд действий. Этих действий никто до вас не совершал. Независимо от того, верите ли вы в сверхъестественные силы или нет, вы совершили вполне конкретные, осязаемые манипуляции: изготовили маску, погасили свет и выдали определенную информацию. Опять-таки неважно, была ли она изначально истинной…

— Люблю образованных молодых людей, — с удовольствием отметил профессор. — И с чем же вы, сударь мой, не согласны?

— Да знаете… — улыбнулся гость, пожимая плечами, — несогласия как такового, может быть, и нет… Суть в другом. Вот вам пример: человек, испытывающий внутреннюю тягу к Божеству, в конце концов изберет для себя ту религию, ту форму служения этому Божеству, которая больше подходит ему лично. Возможно, это будет Христос, возможно — Магомет или Будда… Вы ведь как атеист согласны с этим?

— При условии отрицания мною Божества как такового — конечно, — кивнул профессор, изучая собеседника.

— Отрицайте, кто же вам мешает… Но силы, силы-то, которые предрасполагают к поиску — они вполне реальны. Им зачастую лишь не хватает формы… обители, в которой они могут успокоиться… Вот я, например, отношу себя к служителям противоположного, темного начала. Я, если вам будет угодно, сатанист…

— Весьма рад, — профессор заерзал в кресле. Одно дело — обломать неврастеника, совсем другое — вразумить помешанного. Он машинально промокнул губы.

— Вы могли вкладывать в ваше детище сколь угодно большое количество идей, — продолжал гость, воодушевляясь. — Но вы, сами того не желая, создали нечто большее, нечто не бывшее до вас прежде… Я всегда с уважением относился к традиционным сатанинским обрядам — черным мессам, целованию козлиного зада и прочим вещам. Но это казалось как бы не моим… Форма не соответствовала моему внутреннему настрою. И вот я увидел вашу маску… — голос гостя задрожал. — Умоляю, профессор, отдайте ее мне! Тогда, в зале, я пережил, глядя на нее, чувство редкой гармонии. Имея ее в своем распоряжении, я мог бы вздохнуть свободно и полностью отдаться служению силам Тьмы. Мой идеал обрел единственно возможные для меня очертания… Видя вашу маску перед собой, я смогу беспрепятственно, в полном согласии с самим собой осуществлять наши ритуалы… Прошу вас, отдайте… я встану на колени…

— Боже вас упаси! — вскричал профессор, откидываясь в кресле. Кивком головы он указал на большой, красного дерева шкаф с застекленными дверцами, где хранились различные диковинки. Счастливый, что дешево отделался, профессор не пожалел бы и всего шкафа. — Она там, берите ее, она ваша! — И он негодующе принялся за яйцо.

Молодой человек вскочил. Сверкая глазами, он рванулся к шкафу, извлек свое сокровище и бережно водрузил его на журнальный столик.

— Так… — бормотал он. — Нет, вот так… Пусть взгляд падает под этим углом… Совершенство! Совершенство!

— Это так свойственно человеку, — с философским миролюбием заметил профессор. — Я имею в виду — осчастливить пустую идею материальной оболочкой.

— Конечно, — согласился молодой человек. — Это как новое платье… для короля, — он открыл свой чемоданчик и начал один за другим вынимать новенькие, сверкающие хирургические инструменты. Они были настолько острые, что один их блеск, казалось, опасен для роговицы не менее бритвы.

Профессор капнул желтком на слюнявчик. Глядя в его расширившиеся зрачки, гость произнес:

— Профессор, прошу вас, если вы мучаетесь мыслью, завопить вам сейчас или сделать это немного позже — не тяните, давайте сразу. Во-первых, дом ваш стоит на отшибе и ваших воплей никто не услышит, а во-вторых — лично мне они доставят большое удовольствие.

(c) апрель 1992