Кусь

— Итак, — произнес главврач, со вкусом опускаясь в кресло.

Гость жизнерадостно хрустнул пальцами.

— У вас, Егор Ипатьевич, замечательная клиника, — похвалил он. – Просто чудесная. И коллектив отличный, я посмотрел в фойе фотографии. Открытые, умные лица. Прямо захотелось у вас полечиться!

— Так за чем же дело стало? – дружелюбно осведомился начмед, который уселся в углу и тонко улыбнулся.

— Рад бы в рай, да грехи не пускают, — лицемерно посетовал гость. – Перехожу к делу. Наша фирма предлагает вам новейшие виртуальные шлемы для релаксации. С ощутимой скидкой, ибо это пробная партия. Я отметил, что лица ваших сотрудников не только умные и открытые, но и усталые. Сразу видно, каким тяжелым трудом они заняты. Какая на них ответственность. Мне кажется, они заслуживают права на отдых.

— Мы отдыхаем, — заметил главврач. – Администрация заботится о кадрах. Корпоративы на День медработника и Новый год, розыгрыши, шарады, веселые викторины… Дни рождения регулярно. Скромные денежные сюрпризы. Недавно самые дружные сходили в боулинг…

Гость положил ладонь на сердце:

— Кто бы сомневался! Но все это, Егор Ипатьевич, уж извините – прошедший век. Мы предлагаем виртуальную реальность, ничем не стесненную и никем не ограниченную. Шлемы обойдутся в сущие пустяки. Отработал смену – заходи в рекреацию, надевай. Музыка, шум прибоя, альпийские луга и альпийские снега. Желаете выпустить пар – на здоровье: фехтовальные поединки, авторалли, сафари, звездные войны. Да что угодно! У нас очень чуткие сенсоры. Что человек пожелает, то и возникнет. Любая картинка, любой пейзаж, любые персонажи.

Главврач повернулся к начмеду:

— Что скажете, Дмитрий Васильевич?

— Любая картинка, — скептически повторил начмед. – Без ограничений это как-то чересчур. Может, они нарисуют женскую баню.

— Вам жалко, что ли? – На лице гостя написалось сострадание. – И почему сразу баня? Мне казалось, что врачам это уже не сильно интересно.

— У нас нет гинекологии, — хмыкнул главврач.

— Вот и появится, — гадко хихикнул гость. – Извините, — спохватился он.

Главврач побарабанил толстыми пальцами по колену. Начмед сидел с видом постным, ни к чему не обязывающим и на все согласным.

— Ладно, — сказал главврач. – Почему бы и не попробовать? Мы не будем сразу покупать ваши шлемы, мы возьмем их на месяц в аренду. А вашей фирме за это будет скидочка на самое передовое лечение. Можете сами прямо сейчас оформиться…

— Это слишком щедро, повременим, — отказался гость. – Аренда у нас как-то не предусмотрена, но для уважаемых клиентов… — Он нащелкал номер и бросил: — Заноси.

 

***

 

Общее собрание объявили средь белого, рабочего дня, что само по себе уже было делом неслыханным. В клинике даже дышали по графику. Прервались приемы, процедуры – все, кроме расчетов на кассе.

Сотрудники перешептывались, делились свежими впечатлениями о виртуальной реальности. Шлемы прижились. В клинике уже четвертую неделю колыхалось благодарное и сытое удовлетворение.

— Я на море была, — чирикала кадровичка. – Как вживую! Волны, чайки… А вы, Николай Семенович?

— Да я мячик гонял, — благодушно отвечал терапевт. – У меня все незатейливо.

— А вы, Сергей Иванович? Как выпускали пар?

— Не скажу, — буркнул седой и тучный рентгенолог. – При дамах не смею. – Он вдруг гадко подмигнул и мелко захрюкал.

Вошел главврач со шлемом в руке. Он встал перед собравшимися. Начмед сидел отдельно, наискосок, с выражением крайне строгим и огорченным.

Главврач прищурился, покачивая шлемом, как будто собирался сыграть партию в боулинг и выбирал мишень.

— Чей это шлем? – осведомился он наконец.

Ему ответили тревожным молчанием.

— Чей, повторяю?

Воцарилась уже мертвая тишина.

— Дмитрий Васильевич, — обратился главврач к начмеду. – Просветите коллектив.

— Вам не сказали, потому что думали, что это подразумевается само собой, — заговорил Дмитрий Васильевич. – Сюжеты ваших игр не являются тайной для руководства. Все, что вы сочиняете, пишется и может быть выведено на экран.

— О господи, — вздохнул рентгенолог.

— И я повторяю вслед за Егором Ипатьевичем, — продолжил начмед. – Чей это шлем?

— У меня был очень тяжелый день, — сказал главврач. – Я вел исключительно трудные переговоры о снижении арендной платы. Это напрямую касается ваших заработков. Я устал и решил развеяться. Пошел в рекреацию и перепутал шлем. Просто ошибся, понимаете? Надел, включил и увидел. Может быть, хозяин все же признается?

— Это не мой, — пискнула кадровичка.

— Я знаю, Вера Сергеевна. Никто на вас и не думает. Так чей же?

Сотрудники начали переглядываться и преувеличенно пожимать плечами.

— Хорошо, — зловеще молвил главврач. – Дмитрий Васильевич! Выводите содержимое на экран.

С готовностью чуть большей, чем приличествовало, начмед наладил проектор. Он и свет погасил, хотя это не требовалось.

Сеанс начался.

Все увидели обычную квартиру: стены, пол, потолок. Диван и шкаф. Стол и стулья. Внезапно из коридора, из-за угла, вырулил Егор Ипатьевич. Он двигался на четвереньках и имел не то собачье, не то кошачье туловище. Полосатый хвост стоял трубой.

С небес опустилась длань.

— Хороший, хороший Егор Ипатьевич, — заворковал умышленно искаженный голос. – Очень хороший!

Рука принялась гладить Егора Ипатьевича и почесывать ему короткую шею. Следом вышел и начмед, представший в похожей животной версии.

— И Дмитрий Васильевич очень хороший, — курлыкнул голос. – Хороший, хороший Дмитрий Васильевич!

Главврач и начмед принялись тереться о тренировочную в лампасе ногу.

— Кто сегодня нассал? – добродушно осведомился голос. – Кто сейчас жрать не получит? Плохие, плохие Егор Ипатьевич и Дмитрий Васильевич!

Главврач внезапно сверкнул глазами и вцепился зубами в голень. Кусь!

— Ты что? – ахнул голос. – Ах ты, сука! Кто тебе разрешил делать кусь? Поджопник тебе, зараза!

Появился тапок. Егор Ипатьевич заработал звучный пинок и полетел через комнату.

— А ты что смотришь? – обратился голос к Дмитрию Васильевичу.

Экран погас.

Главврач обвел присутствующих тяжелым взглядом.

— Такие дела, — проговорил он тихо. – Я жду. Никто не признается?

Сотрудники вжались в кресла и смотрели в пол.

— Хорошо. Шлемы пронумерованы. Вы все расписывались. Мы поднимем ведомость и выясним.

— Егор Ипатьевич, это эндокринолога шлем, — пролепетала кадровичка.

— Вот как? И где эндокринолог? Не вижу его.

Начмед немного сгорбился, принимая стойку.

— Его сегодня нет. Он позвонил и сказал, что заболел. У него что-то с ногой.

 

(c) июнь 2020