Там ступа с Бабою-Ягой

«В лесу Иван».

«Взял даже Вялого».

«Иван продвигается. Не пощадил Крепышей. Там были маленькие».

«Рыжего Хлюпа выдернул с корнем. Деда-с-Бугра располовинил ножом».

Невидимая грибница дрожала под избыточным напряжением. Гневные сообщения разлетались на многие версты и претворялись в молитвы, воззвания к Лесовику. Их принимали всем миром, древесные корни вбирали их и рассылали по неподвижным паучьим сетям.

«Останови Ивана».

«Пошли ему отраву».

«Закружи его».

«Сделай, чтоб заплутал».

Подземный стон ширился и набирал силу, но оставался беззвучным для ограниченного неприятельского слуха. Мертвая тишина нарушалась лишь старческим скрипом иссохших сосен.

«Пошли ему лихих людей».

***

Иван немного разбирался в грибах и на отраву не повелся. Он раздавил одну поганку и наподдал другой. Но малость заблудился, это да. День выдался пасмурный, и, когда Иван все же выбрался из оврага на грунтовую дорогу, сокрытое солнце уже пошло на закат. Вокруг стало сумрачно, неприятно. Птицы молчали. Заросли папоротника, местами рыжего, не сулили ничего, кроме сырости и мокриц. Осенний лист спланировал на безветрии в корзину, где упокоились дряблый подосиновик, такой же дряхлый белый гриб и кучка моховиков мал мала меньше.

Иван присел на кочку, сунул руку в карман милицейского плаща. Спички намокли в болоте, куда он получасом раньше провалился по пояс. Чертыхнувшись, Иван беспомощно огляделся. Разбитая лесная магистраль изогнулась подковой: поворот слева, поворот справа. Куда идти, он понятия не имел и утешался одним – куда-нибудь, коли уж есть дорога, он выйдет. Ему здорово повезло, места были дикие, многих искали с собаками по прошествии дней. Многих не искали.

Порхнула сорока, Иван проводил ее взглядом. Корзина с убогим уловом стояла в ногах воплощенной укоризной. Иван легонько пнул ее, оттягивая минуту, когда придется встать и возобновить скитания, пускай и в облегченном режиме. Коротко выдохнув, он решительно поднялся, двумя пальцами подцепил корзину и уж собрался пойти направо, когда уловил шорох с другой стороны. Не шорох – затяжное шуршание, которое приближалось. Иван и сам не знал, что побудило его скатиться с обочины обратно в овраг. Корзина осталась стоять. Иван перевернулся на живот и осторожно пополз наверх. Там, на краю, он замер в папоротниках.

Слева, за поворотом что-то двигалось, вот мелькнуло. Малая скорость, не больше пятнадцати километров. Вот обозначилось снова, пропало, и появилось опять, уже ближе. Никак не автомобиль – скорее, нечто вроде дрезины. И вот оно выехало на Иваново обозрение, а Иван уже понял, что это Баба-Яга, но не сразу понял, что понял.

Вопреки представлениям ступа не летела – ползла по дороге, оставляя за собой широкий маслянистый след. Этим она смахивала на улитку. Ступа не выглядела изделием человеческих рук, она составляла единое целое с содержимым. По окружности, от краев, тянулась бурая пленка, которая врастала в Бабу-Ягу на уровне плеч, напоминая пелерину или грибной велюм. Возможно, это была кожа наподобие той, что натянута в перепончатых крыльях нетопырей. Монолитная ступа была сродни то ли панцирю, то ли раковине, но с виду мягче. В средней трети она мерно, чуть заметно пульсировала, будто дышала. Собственно Баба-Яга вырастала из ступы естественно и вид имела точно такой, как в детской книжке. Седые космы из-под платка, только это был не платок; крючковатый нос, длинный и острый подбородок, тонкая полоска синюшных губ. Рот – запавший и, вероятно, беззубый. Бурая кожа ступе в тон, глубокие морщины, насупленные брови. Глубоко посаженные глазки смотрели прямо перед собой. Иван пошевелился и хрустнул сучком, но ведьма не повернула головы. Казалось, что внешний мир ей абсолютно безразличен, а чувствует она себя в нем, как рыба в воде, и ее медленный выезд – событие, не выбивающееся из ряда прочих явлений окружающей жизни. Иван подумал, что в голове у нее, возможно, не найдется и капли разума.

Лес невозмутимо пропускал Бабу-Ягу. Так пробегает заяц, проходит лось.

Иван зачарованно смотрел, как она проезжает. Наряду с интересом острейшим он испытывал невыносимую гадливость, смешанную с ужасом.

Ведьма не двигалась и чинно смотрела вперед. Ивана обдало ленивой волной запаха, в котором он распознал унавоженную почву, грибы, кошачью мочу, старушечий сундук и тяжелые пожилые духи.

Ступа миновала невидимого – а может быть, просто не важного – Ивана и скрылась за поворотом. Иван остался лежать. Он вдруг усиленно задышал, к лицу прихлынул жар. Весь он принялся мелко дрожать, покрываясь испариной. Вставать не хотелось. Он и не встал бы еще долго, не громыхни по соседству выстрел. Затем – второй и третий, кто-то вдруг визгливо и неразборчиво запричитал. Лес наполнился пронзительным воем пьяной плакальщицы по свежему покойнику. Четвертый выстрел оборвал эту музыку.

Иван поднялся на четвереньки, затем выпрямился. Надо бы лесом, но он слегка ошалел, и ноги сами понесли его по дороге. Он чуть не забыл корзину. Под сапогами зачавкало: он двинулся по ведьминому следу, и от подошв потянулись клейкие, болотного цвета нити. Еще издалека потянуло горелым мясом и просто гарью. Иван обогнул последнюю ель. Ступа опрокинулась, Баба-Яга так и осталась торчать, щекою лежа в грязи. Из четырех пулевых отверстий струился дымок, но почему-то казалось, что разлетаются споры. Крови не было. Немного дальше стояли двое: раскосый толстяк с автоматической винтовкой, какую Иван видел только в кино, и долговязый, в почтенных годах субъект с испитым лицом. Оба были в камуфляже. Чуть поодаль в молодых елках виднелся чудовищный внедорожник, похожий на танк с отвинченным хоботом.

Иван остановился. Толстяк повернулся к верзиле и замяукал. Тот не ответил и деловито, неспешно направился к Ивану. Он шел уверенно, по-хозяйски. Когда приблизился, представился егерем и покосился на корзину.

— Ты не местный, — утвердительно прохрипел егерь. – Лишнего не болтай.

— Это кто? – спросил Иван, не уточняя.

Егерь не отнес его вопрос к Бабе-Яге.

— Это господин Лю из города Гуанчжоу. Прикупил здесь землицы, лесу, будет ставить завод сувенирной продукции, а сейчас у него сафари.

— Да я не про Лю. Вот это кто? – взволнованный Иван кивнул на ступу.

— Места у нас заповедные, — уклончиво ответил егерь. – Потому и сафари. Встречаются редчайшие экземпляры, воистину Красная книга. Только и в ней ничего подобного нет.

Ивану вспомнилась большая красная книга из детства. В ней были сказки.

Подошел господин Лю.

— Мяу-мяу, — произнес он полувопросительно.

— Все путем, — отозвался егерь и показал ему большой палец. Обратился к Ивану: — У них это лакомство и стоит бешеных денег. Они большие охотники до экзотики. – Он обнажил огромный зазубренный нож. – Вообще, деликатес пока внутри, но мы его оттудова сию секундочку вынем…

Егерь присел перед ступой на корточки, толкнул, и Баба-Яга улеглась навзничь. Глаза были открыты. Взгляд закоченел и стал строже, чем показалось Ивану при беглой оценке из укрытия. Егерь взмахнул ножом и рассек Бабу-Ягу от горла до середины ступы. Взлетело облако действительно спор, он отвернулся, сощурился, задержал дыхание, а господин Лю поспешил надеть респиратор. Егерь же, переждав, повернулся к ступе и погрузил в нее руки выше локтей. Он немного напрягся, дернул, осторожно потянул. Из нутра ведьмы поднялся неожиданно влажный подрагивающий ком величиной с человеческую голову.

— Думаешь, это мозги? – бросил егерь, угадавший мысли Ивана. – Нет, господин хороший, это гельминты. Волшебный клубочек ейных аскарид. Дороже жемчуга!

Он выпрямился и коротким броском отправил шар катиться по дороге. Тот начал разматываться.

Господин Лю согнул в колене ногу и на секунду застыл.

— Стойка «Журавль», — шепнул Ивану егерь.

Господин Лю раскинул руки и бросился за клубком.

— Поза «Дракон».

Иван смотрел, как чужестранец накрывает клубок своим корпусом, как совершает с подвывертом кувырок и обрывает нить.

— Говорят, так получается вкуснее, — пояснил егерь. – Господин Лю сварит глисты в медвежьей желчи и приправит утку по-пекински. У него намечено десять шагов к успеху, и это шестой. Поди сюда.

Иван не шелохнулся, и егерь подступил к нему сам. Приставил лезвие под нижнюю челюсть, слегка надавил.

— Не разевай пасть, олень обосранный, — повторил он.

Иван сдавленно каркнул. Егерь отвел нож, оглянулся. Господин Лю заталкивал ком в швейцарский рюкзак. Он успел снять респиратор и теперь широко улыбался. Егерь надвинулся на Ивана вплотную, шикнул для верности, повернулся и направился в елки. Господин Лю принялся кланяться Ивану. Тому показалось, что с издевкой, хотя улыбка выглядела искренней и доброжелательной. Внедорожник заурчал и выехал на дорогу. Не выключая двигатель, егерь вышел, вернулся к ним. Вдвоем с господином Лю они подняли ведьму, и та, судя по вздувшимся жилам на их лицах, оказалась неожиданно тяжела. Швырнули в багажник, утрамбовали, захлопнули дверь.

Егерь обернулся, погрозил пальцем. Сел за руль. Господин Лю уже сидел рядом.

Внедорожник плавно тронулся с места. Иван остался стоять. Ему не пришло в голову напроситься в компанию.

Дорога выпрямилась и протянулась далеко. Иван смотрел, как они удаляются. Он увидел, как пошатнулась приличная ель. Как медленно накренилась и рухнула, перегородив трассу. С обеих сторон из леса высунулись лихие люди, вооруженные кто чем – рогатиной, дубиной, колом, топором. В зипунах и ушанках, обутые в болотные сапоги они посыпались на дорогу.

Но внедорожник рассудил по-своему. Взревев, он без особых усилий перевалил через ствол и стал стремительно удаляться. Из окошка со стороны водителя выглянула рука. Можно было ждать пальца, но она обозначилась до плеча. Вторая рука протолкнулась следом и рубанула по локтевому сгибу. Взлетел кулак. Внедорожник вильнул, но не съехал с маршрута и вскоре превратился в далекое пятнышко.

Тогда лихие люди обратили внимание на Ивана и развернулись к нему.

 

© октябрь 2019

Козырная масть

Робкое подражание Юзу Алешковскому по случаю его юбилея

 

— Дорогие присутствующие! Называйте меня просто – Игнат. Для меня большая честь и сюрприз выступить перед вами на семинаре «Успех как залог успеха». Постараюсь не обмануть ваших ожиданий и показать на личном примере, как выдержка, настрой на результат и минимальная смекалка позволяют добиться, прямо скажем, невозможного – даже выиграть, казалось бы, безнадежную партию у самого государства. Заранее прошу извинить за неприличные слова, которые, может быть, вкрадутся в мое исповедальное выступление. Бывает, что специфика моего бизнеса и общая атмосфера отечественного предпринимательства понуждают к их непроизвольному употреблению.

Я состоялся как организатор и владелец магазина сексуальных утех для дома и для семьи. Коллектив у нас маленький, всего двое – ваш покорный слуга и продавщица Злата Куевна, которая, скажу вам откровенно и не в порицание, есть просто опытная старая блядь с весьма удачно раскрывшейся коммерческой жилкой. Она продаст что угодно и кому угодно. До недавнего времени мы ютились в подвальном помещении дома, уже лет двадцать приговоренного к сносу, но в скором времени рассчитываем переместиться в престижный многоквартирный дом с парковкой и внутренней детской площадкой. В этом нам поспособствовал многогранный талант Златы Куевны – он же, признаюсь, нас едва не погубил. Тут выручила уже моя способность предугадывать курс и предлагать востребованные неожиданные решения.

К нам заходят разные посетители. Иные теряются, их приходится ориентировать и направлять. Другие робеют еще сильнее, но маскируют свою малодушную неуверенность повышенной развязностью, которая порой переходит в гогот и прочее жеребячество. Особенно, если заявляются парами. Дама жмется, а кавалер отважно приплясывает и строгим голосом задает нелепые вопросы. Зачем, например, у нас продается плюшевая корова? Какой в ней сексуальный навар и профит? Злата Куевна пожимает плечами, ибо ответ очевидный. Это просто сувенир для пожилых людей, у которых сексуальные подвиги уже в прошлом. Они страдают от ностальгии, а это им игрушка-пердушка. Можно отправить дедушке в деревню, пусть вспоминает функциональную молодость. При достаточном здоровье можно эту корову даже употребить… А то еще спросят про фаллические галстуки, про вагинальные передники – куда и по каким случаям их полагается надевать. Это вам решать, господа! Абсолютный простор для личной инициативы. Но перейдем к конкретному делу.

Повадился к нам один гражданин эконом-класса. Образцовый реликт, персонаж советского эстрадного юмора – может быть, инженер, или мелкий бухгалтер, а то еще участковый геронтопевт, начальник автоколонны, кандидат экономических наук, физик-ядерщик. Не исключено было, что вагоновожатый (оказалось, что нет). Пальтишко, шапчонка облезлая, авоська с пельменями, мощные линзы, развальцованные боты – мы так и прозвали его: Чикатило. Злата Куевна мигом просчитала всю недотепистость этого черта. Призналась потом, что рука сама потянулась за мотком бечевки и анальным лубрикантом. Очень хороший, говорит, немецкие моряки не нарадуются. Чикатило топчется, очки у него съезжают, шапка взопрела. Молчит. Склонился над прилавком до прямого угла, рассматривает пробки со стразами. Стрельнул коротким взглядом по корове. Есть у нас розовые анальные шарики большого размера – солидная такая гирлянда, похожая на елочную (можно использовать, между прочим). На этот товар он не выдержал, разинул рот, губа отвисла, взор остановился. Злата Куевна гирлянду с крючка сняла и давай растягивать, как чулок. Тут она для первого раза переборщила, и Чикатило ушел, не проронив ни слова. Злата Куевна мне говорит: помяни мое мнение, Игнат, он вернется. Может статься, даже не однажды. Я особенно не переживал. Вернется, не вернется – свет клином на нем не сошелся, мы таких наблюдаем систематически, они нам делают статистику продаж своей предсказуемой бесполезностью.

Злата Куевна оказалась права, он вернулся. Прав был и я – пришел еще много раз. История повторялась. Чикатило мало-помалу осмелел. В пятый или четвертый заход попросил инструкцию к мини-мячу с фаллической насадкой коричневого цвета. Мы давно поняли, что он – человек одинокий. Злата Куевна предложила ему Черную Виниловую Простынь для эротических игр и Качели Любви, которые вешаются на дверь, но он не заинтересовался. А в ней развился простительный азарт, и в этом нет ничего предосудительного, ибо свидетельствует о любви к делу и неподдельной лояльности к бизнесу. Я, говорит, его дожму. Рано или поздно, никуда он не денется.

И не делся. В один прекрасный день этот замурзанный черт, это бюджетное мудило явилось к самому открытию и купило чуть ли не все. Взял мини-мяч, взял игрушку «Музыкальный Шалун в виде фаллоса». Приобрел Чёрную Подушку для фиксации мастурбаторов, Анальную Вибропробку с дистанционным управлением и Анальную втулку из змеевика в футляре-матрёшке. Сгоряча прихватил даже Менструальную Чашу. Купил пердячую корову для дедушки, хотя его дедушка, как сам он признался в ответ на подсказки Златы Куевны, давным-давно преставился без всяких разнузданных игр и затей.

Будь у нас план, мы бы его выполнили в секунду. Чикатило не хватило рук, и он подогнал фургон, которым, как оказалось, управлял не знаю уж, на каких правах. Синий фургон с рекламой ветеринарной службы на борту и трафаретным девизом «За Родину!» на заднем стекле. Загрузив приобретенное, Чикатило дал по газам. Нам это не свойственно и сервисом не предусмотрено, но мы вышли его проводить. Фургон умчался, а Злата Куевна со вздохом призналась мне в нехороших предчувствиях. А женская интуиция, как многим известно не понаслышке, страшная вещь.

Как выяснилось в дальнейшем, у Чикатило не заладилось с гирляндой повышенного диаметра. Оторвалось колечко. Помочь ему было некому, он играл сам с собой, и ни в коем разе не в поддавки. Даже заперся от старенькой мамы. Когда у него развился инфаркт, у старой суки он развился тоже. И сразу за первым – второй, когда службы, которые она все-таки пригласила, взломали дверь. Тем не менее оба – мама и сын – оклемались, чем создали для нас колоссальную проблему. Дорогие присутствующие! Я вижу в зале много молодых, открытых лиц. Я наталкиваюсь на лучистые взгляды, в которых прочитываю желание и готовность заниматься предпринимательством, выбирать нестандартные решения и повышать планку. Но в молодости заключена и проблема. Вы не нюхали старой закалки. Возможно, вы уже ездили на стрелки и даже прикопали пару конкурентов, но вам невдомек, кто написал, как выразился классик, четыре миллиона доносов. А настрочили их такие, как мой Чикатило. Язык не поворачивается назвать его гондоном, ибо гондон – почтенное, полезное изделие, на которым мы делаем кассу.

Короче говоря, прошло какое-то время, по истечении коего ваш покорный слуга был арестован за возмутительное оскорбление государственной символики. По чьей наводке – этого следователь не стал и скрывать.

Тут мне придется дать пояснение. В любой частной инициативе желательно какое-нибудь ноу-хау, оно же – воображаемый ларчик с вполне осязаемым секретом. Был такой ларчик и у меня. Речь идет о личных связях с некоторыми производителями. Давнее знакомство, единство целей и средств – все это позволило мне в ряде случаев принимать индивидуальные заказы на изделия невиданные, существующие только в разгоряченном воображении. Сам я тоже не лишен фантазии, а потому в ассортименте содержался предмет, которым больше не торговали нигде. То есть нечто подобное, конечно, давно существует, но модель моя собственная, плод моего индивидуального бессознательного. Это так называемая «вилка», фаллоимитатор двойного проникновения. Применяется он, как нетрудно сообразить, при гетеросексуальных контактах, но это – скажу, забегая вперед – необязательно. Чикатило не обошел вниманием этот предмет и усмотрел в нем сходство с государственным гербом, на которое и обратил внимание заинтересованных лиц. Так и написал прямым текстом, гнида: используем в сношениях символику, священную для политически грамотных граждан.

Чуете, каким веком запахло? Не чуете, откуда вам знать. Я вам отвечу: это даже не тридцатые годы минувшего столетия, это где-то на стыке нэпа и продразверстки.

Посуди сам, сукин ты сын, говорит мне следователь или кто у них там. Вот тебе головы разнонаправленные, вот основание, вот крыла!

Я бы его посудил, будь моя воля, да где судья, а где мы. Но вижу, что истинно – при достаточно извращенном восприятии мира в моем изделии легко заподозрить сходство с великой отечественной птицей. Два слегка искривленных дилдо с нижними боковыми наростами для дополнительной стимуляции. Совсем уже снизу – упор. Ограничитель, как у ножа. И короткая ручка, шишечка. Если правильно сориентировать эксперта в сексуально-идеологическом рассуждении, то вывод напрашивается однозначный – диверсия. Тут можно приплести что угодно – и экстремизм, и при желании шпионаж. После перерыва у нас будет практическая часть, деловые игры. Сможем поупражняться в применении разнообразных статей. А пока поднимите руки – какие прозвучат предложения насчет моей предельно паскудной ситуации? Что ответите? Чем возразите, как оправдаетесь перед страной в лице таких пидарасов?

Не вижу леса рук. Почему-то не удивлен. Осмелюсь предположить, что в лучшем случае вы уйдете в глухое отрицалово, а скорее – повалитесь на колени, да начнете блажить: черт попутал, умысла не имел, давайте как-нибудь договоримся на личном взаимовыгодном уровне. Кстати сказать, последнее – вариант, но только не в том смысле, о котором вы думаете, а в моем широком. И я не стану вас томить и растягивать латекс. Вы спросите, что сделал я? Выложил козырную масть. Моментально признался. Да, говорю, так и есть. В руках вы держите тот самый символ. Имею только добавить конкретности: изделие это из пробной партии, предназначенной для нашей молодой, но уже заслуженной жандармерии. Моя личная инициатива, с каковой я еще просто не управился предстать пред очи вашего высокого начальства. Сей, с позволения выразиться, условный крылатый хищник есть инструмент углубленного дознания и профилактического воздействия, который в грамотных руках ощутимо ускорит судопроизводство и повысит статистику раскрываемости. Пригласите, требую, кого-нибудь уровнем повыше вашего. С полномочиями решать государственно, а не в пределах милицейского обезьянника.

И вижу я, сказав так, что мой следователь поплыл. Попался. Деваться ему некуда. Глаза забегали, руки зашарили. Тут уже дело под сукно не положишь, но и ходу ему не дашь. Долго ли, коротко – доставил он мою персону к начальству. Ну, а там уже пошел вполне конкретный деловой разговор с бизнес-планом и сроками поставок. Я не буду углубляться в эту арифметику.

Это, дорогие мои вольноопределяющиеся, вам наглядный пример творческого подхода к беспощадной действительности. Без этой искры вы не бизнесмены, а лагерная пыль. В лучшем случае – слякоть. О, вижу руку. Внимательно слушаю, какой у вас вопрос? Так я и думал. Вам интересно знать, что было дальше. Вы, бедолага, ничем не лучше старой бабки перед экраном мыльной оперы. Какая разница? Хорошо, я отвечу. Да многие, уверен, уже и сами знают, благо сталкивались с последствиями лично.

Изделие поставили на поток, а пенки со сливками, естественно, потекли в единственном направлении вашего покорного слуги. Девайс прошел десяток экспертиз, включая санитарную. Отныне им оснащены все подразделения правоохранного воздействия. Я внес в конструкцию небольшие изменения. Коль скоро контакты приобрели, в основном, однополый характер, мне жаловались на некоторые неудобства собственно вилки, и я добавил объединяющую корону. Впрочем, многие говорили, что отлично обходятся и без нее. Еще я приладил державу и скипетр. Позолотил, обозначил солидность, плюс пара-тройка других мелочей. Я очень чутко прислушиваюсь к нареканиям. Достаточно одного. Как-то раз мне не то что пожаловались, а просто с досадой сообщили, что некий молодой сотрудник переусердствовал с изделием и повредил плечо. Нельзя ли, намекнули, как-нибудь автоматизировать процесс, дабы смирительные службы не прилагали физическую силу вообще? Ну, чтобы хлопали крылья или еще что-нибудь? Я пошел дальше. Я изготовил совершенно новый прибор с батарейкой на пятнадцать суток работы. Видели детские вертушки на палочке? Ветер дует, лопасти крутятся. У меня принцип тот же, только ветер не нужен. После полостного сокрытия в нарушителе лопасти приводятся в движение простым нажатием кнопки.

Меня похвалили, однако сделали замечание, и снова пришили символизм. Лопастей, мол, четыре штуки, и очень похоже на свастику. Я спорить не стал – наоборот, полностью согласился, и добавил еще столько же. Свастика, говорю, теперь будет сугубо славянская, допустимая — солнцеворот. Это устроило заказчиков. Правда, на поток пока не поставили, упрятали в закрома. Еще не время, сказали, обнажать наши корни, но ты, Игнат, соображай и дальше с прицелом на многолетний постмодерн.

Перерыв, господа. Потом, как и обещано – тренинг. Предвкушаю знакомство с вашими новейшими технологиями. Мы попытаемся оценить их практичность в сопоставлении с описанной.

 

© октябрь 2019

Грибница предков

Прилетела ворона. Села на ограду.

Пришли кладбищенские коты, они почуяли мясное.

Припорхнул мотылек.

Слепни пели, как высоковольтное электричество.

— Здрасьте, — сказала им всем Капитолина Проновна. Сказала ворчливо, но ласково.

Ворон Воронович нарубил колбасы.

— Иди сюда, кис-кис.

Звать было не обязательно. Коты уже зависли в прыжке.

Ворон Воронович вынул внушительный носовой платок и промокнул лысину. До погоста от автобусной остановки набиралась верста. Жара стояла такая, что пришли уже мокрые. В дрожащем небе мерещился жаворонок, а где-то рокотал невидимый трактор. Зыбкая знойная перспектива предлагала вечный покой.

На могиле разгулялся борщевик. Он вымахал до плеча Ворону Вороновичу. Отступили даже кусты.

Но за тем и приехали: Ворон Воронович сбросил рюкзак, вынул перчатки, лопату, грабельки. Капитолина Проновна повязала косынку. Они сноровисто взялись за дело, и общий кладбищенский паралич нарушился, вскипел локальным пузырем. Резиновые сапоги утвердились в раковинах, из-под подошв полезли черви. Осыпались улитки. Насекомая нечисть зародилась мгновенно, из пустоты – докучливой тучей.

Ворон Воронович сунулся в самую гущу. Борщевик захрустел. Вскоре открылось надгробие: «Мякотка Прон Амурович». Капитолина Проновна не отставала. Она, работая ножом, обнажила других – Увара Амуровича и Прасковью Проновну.

Расправили мусорные мешки.

Затолкали туда сорняки пополам с черноземом, прошлогодние цветы – искусственные, однако увядшие. Ворон Воронович вооружился маленькой     пилой и подпилил сирень.

Кто-то попискивал в ветвях.

Ворон Воронович еще орудовал грабельками, а Капитолина Проновна уже расстелила скатерку. Поставила беленькую, разложила огурчики, помидоры, лук. Чеснок. Вынула соль.

Ворон Воронович, отдуваясь, присел на лавочку и начал шинковать колбасное кольцо.

— Кис-кис.

— Кушайте, кушайте, — кудахтнула Капитолина Проновна.

— Они это, — уверенно заявил Ворон Воронович, присматриваясь к котам. – Увар Амурович и кто-то еще.

Ворона каркнула.

— На, Прасковьюшка!

Капитолина Проновна покрошила хлеб.

Ворон Воронович вздохнул облегченно и глубоко. Ему стало очень хорошо в тени густой, сумрачной зелени.

Он наполнил стопарики.

— Земля пухом, — выпил, и Капитолина Проновна тоже.

— А ты кто будешь? – спросил Ворон Воронович у зеленоватого жука, присевшего на помидор.

— Дядюшка это, дядюшка, — моментально определила Капитолина Проновна.

Ворон Воронович опрокинул второй стопарик.

— Ну что ж, пора и за дело!

Он снова взялся за лопату.

— Голову повяжи, напечет. Пекло такое.

Ворон Воронович прикрылся кепочкой камуфляжной раскраски. Штык лопаты вошел целиком и сразу, земля здесь была хорошая. Не прошло и четверти часа, как Ворон Воронович зарылся по пояс. Его движения выглядели привычными, наработанными. Время от времени он прихлопывал изъятую почву лопатой. Даже мошкара прониклась к нему уважением и временно отступила. Трактор урчал. На далеком шоссе шуршало летнее движение.

Ворон Воронович неуклюже выкарабкался из ямы. Капитолина Проновна смотрела на него, не мигая, и жевала лучок.

— Ну, что Капитолина, поебемся? – деловито спросил Ворон Воронович.

Она приставила козырьком ладонь и прищурилась на солнышко.

— Давай, Воронушка. Уж полдень.

Кряхтя, Капитолина Проновна спустилась в яму. Ворон Воронович молодцом спрыгнул следом.

Всеобщее движение замерло. Возможно, что-то и двигалось – даже наверняка, но незримо, с прежними звуками: далекий рокот, шорох, зуй. Почти неслышно шелестела листва. Минут через пять звуков стало чуть больше. Капитолина Проновна вздыхала, и эти вздохи шли как бы из сердцевины земного шара. Ворон Воронович коротко вскрикивал, как направляющий на марше.

Снаружи ничего не было видно. Только слышно, как ворочались в яме.

…В скором времени оба вылезли, вконец разгоряченные, красные, мокрые, с давлением под двести.

— Не докопал. Все бока охуячила.

— Там корни.

— Ты притопнул?

— Сразу, как вытекло. Доставай.

Капитолина Проновна полезла в рюкзак. Вынула и поставила на столик основное, из-за чего и взмок Ворон Воронович: пятилитровую банку с толстым чайным грибом.

— Надо, чтобы цельный скользнул, аккуратно… не как в прошлый раз.

— В прошлом году тоньше был.

— Перестань, нормальный. Сантиметра три.

— Подержи.

Подрагивая коленями, Ворон Воронович принял банку. Коты уж давно удалились, вороны не стало. Капитолина Проновна распустила бантик, сняла бумажку. Подцепила крышку, откупорила.

— Ну, с Богом! Льем!

Чайный гриб выскользнул и шлепнулся на черное, земляное дно ямы. Настой, его питательная среда, всосался немедленно. Стало, как прежде, только еле виднелось что-то бесформенное.

— Устал? – озабоченно спросила Капитолина Проновна. – Давай вместе.

Они взялись за лопату, поочередно. Быстро засыпали, утрамбовали, вернулись за стол. Ворон Воронович налил себе третий стопарь, и Капитолина Проновна не осадила его. Сама себе тоже налила.

Пожевали лук, помидор. Немного колбасы.

— Прошлый год все иначе было, — сказал Федор Воронович. – Сыро, и гриб развалился.

— Он сросся заново небось

— Небось.

— Но нынешний шлепнулся целый.

— То-то же.

— Как думаешь, до Москвы дорастет?

— Дорастет. Уже прошлый дорос. Сколько лет его льем?

— Уж двадцать, слава Богу, — с достоинством припомнила Капитолина Проновна.

Ее облетел шмель. Примерившись, передумал и ушел в молоко.

— До Саратова, значит. Нет, дальше. До Читы!

— До Саратова дотянулся позапрошлогодний. Когда мы ездили с Леонидом Павловичем. Нет?

— Пожалуй, да. Теперь до Москвы! Да куда там. До Архангельска.

— Тебе, Воронуша, хватит.

— Не лезь, блядь. До Варшавы!

Капитолина Проновна перестала лезть и выпила, но не до дна.

— Там еще город есть… До Европы, короче!

— Даст Бог, через пару лет… До Мадрида!

— До Вашингтона!

— До Мехико!

— До Австралии, мать ее!

— До пингвинов! Пизда им!

— До Марса, Капитолина! Дай-то Бог!

 

(c) июль 2019

Жираф

Никто не сомневался, что Жак Бюжо примкнул к санкюлотам по случаю достаточной общности убеждений и настроений. Дело, однако, было не только в них. Довольно скоро выяснилось, что основной интерес в этой каше Бюжо проявляет к замечательному изобретению доктора Гильотена. И ладно бы, пусть его, не один такой, но увлечение Бюжо оказалось еще специфичное. Спокойно соглашаясь с общим желанием отсечь побольше аристократических голов, он отбирал для себя исключительно тех, кто отличался необычно длинной шеей.

Заметили это не сразу.

Однажды глубокой ночью, когда смерть расправила над Парижем огромные, черные, кострами подсвеченные крыла, Гастон Кавелье обратил внимание на очередь, которая выстроилась к одной из многих гильотин.

— Это что за жирафы? – нахмурился он.

Его товарищ Луи Пикард остановился, всмотрелся и озадаченно сдвинул на затылок колпак.

— Да это Бюжо!

Подошли поближе, гонимые любопытством. Аристократы обоих полов покорно ждали, когда место освободится. Жак Бюжо – низкорослый, румяный, улыбчивый, приятно упитанный – приплясывал за устройством, стараясь не слишком утомлять роялистов длительным ожиданием. Корзина уже была наполовину наполнена.

Пикард покосился на голову, лежавшую сверху. Возможно, дело было в игре теней, но и она загадочно улыбалась.

Революционный гражданин Бюжо перестал танцевать и со скромным лицом отступил в сторонку.

— Кто они? – осведомился Кавелье, хотя и так было видно.

— Враги революции, — сладко пропел Бюжо.

Немного постояв и полюбовавшись на строгое правосудие, граждане Кавелье и Пикард удалились. В скором времени поползли слухи. Бюжо призвали к ответу. Выразив общее удовлетворение его деятельностью, от него потребовали разъяснений насчет некоторой предвзятости в отборе казнимых.

Бюжо прорвало. Очевидно, он долго копил пылкие чувства и обрадовался возможности воодушевить остальных. Ответ не полился – хлынул.

По его словам выходило, что шея – особенная, ни с чем не сравнимая часть тела в эстетическом смысле, в медицинском, характерологическом, техническом и правовом. Перерубать ее – тоже особое удовольствие, доступное избранным. Но он, Бюжо, всей душой разделяет идеи равенства, избранным быть не желает, а потому готов поделиться чувствами. Усекновение голов – дело полезное и нужное, но это побочный плюс, а главное это волшебный миг рассечения длинной шеи. Тонкий стебель, способный в любую минуту сломаться, чудодейственно сохраняется в целости и сохранности, несмотря на множество бытовых опасностей, которые подстерегают носителя на каждом шагу. Переломить его вопреки изощренному провидению – миг высочайшего торжества разума над изобретательной, но бесконечно глупой природой.

Дальше Бюжо обстоятельно расписал хруст, чавкающие звуки, опасность чрезмерного проседания этого стебля в самый ответственный миг и прочие радости. Собрание сочло его сумасшедшим и довольно быстро утомилось. Деятельность Бюжо назвали в общем и целом целесообразной, а что касалось его небольшой причуды, то она этому делу ничуть не препятствовала – наоборот. Да и в среде аристократической длинная шея встречалась чаще, чем у простолюдинов, которые скорее рисковали сломать ее в пору сурового возмужания.

О Бюжо быстро разошлась молва. Работал он споро, и нашлось много желающих сделать ему приятное. Тех врагов революции, чья шея более или менее удовлетворяла его запросам, перенаправляли к нему. Таких, к сожалению, становилось все меньше, и вот они перевелись почти начисто.

Жак Бюжо захандрил. Получая материал второсортный, он обходился с ним абы как. Порой и вовсе не смотрел на линию разреза, так что она пролегала через уши, плечи, виски, а то и совсем в стороне. У Бюжо испортился аппетит, на щеке выступил фурункул. Он больше не приплясывал и с растущей тоской таращился в небеса. Однажды там, соблазняя его пропорциями, пролетел недоступный журавлиный клин. Перехватив его изголодавшийся взгляд, товарищи поняли, что пора принять меры.

Им пришла в голову мысль опустошить королевский зверинец. В конце концов, тамошние обитатели раскрашивали возмутительное безделье ненавистных аристократов, а потому были достойны разделить их участь.

Бюжо ожил.

В его распоряжение поступили фламинго, страусы и жираф. Доставили еще змей, у которых расплывчатость анатомии в смысле шеи компенсировалась сонной и прожорливой контрреволюционностью. Какое-то время Бюжо блаженствовал, заставляя себя не думать о вынужденном спуске на одну, а то и на три-четыре эволюционные ступеньки.

— А где же у него шея? – коварно спросил у него ехидный гражданин Лафар, кивнув на удава.

— Шея там, куда опустится меч революционного правосудия, — ответил Бюжо, и Лафар прикусил язык.

Но опять не сдержался, насмешник.

— Что будешь делать, когда и эти закончатся? Может, пора обратиться к другим частям тела? В человеке бывает много чего длинного…

Бюжо наградил его взглядом острым, оценивающим взглядом.

— Не исключено.

Лафар отступил, но в конечном счете оказался прав. Животные закончились. Больше других Бюжо порадовался жирафу. Заручившись помощью нескольких дюжих ребят, он потратил на эту каланчу не один час, ибо рассудил, что такой экземпляр заслуживает многократной казни. Но и это удовольствие кануло в прошлое. Вскоре Бюжо стал чернее тучи. Тоска грозила перерасти в нервную горячку, когда случился сюрприз. Не то в подвале, не то в мансарде был отловлен доселе скрывавшийся отпетый аристократ  с шеей настолько длинной, что сочувствующие Бюжо даже вздрогнули от восторга.

Его приволокли в час унылый и поздний, когда расстроенный Бюжо заканчивал шинковать последнего удава. Он мыкался с рептилией довольно долго, но и к ней успел охладеть.

— Ты только полюбуйся, Бюжо! – крикнул все тот же Лафар.

Нож завис в положении «к бою», удав был брошен и забыт. Околдованный Бюжо закружил вокруг аристократа. Тот и вообще был долговяз, продолговат не только удивительной шеей, и Бюжо восхищался им с запрокинутой головой. Враг революции держался тихо, заранее смирившись с участью. Он потому и прятался черт-те где, что много слышал о Бюжо и в этой своей участи не сомневался.

— А принесите-ка краски, — задумчиво проговорил Жак, вспоминая жирафа. Жираф оставил в его памяти неизгладимый след. – Найдите. Коричневой, а лучше охры.

После недолгих пререканий Кавелье, ругаясь, ушел на поиски краски. Через час он вернулся под лай недобитых собак и карканье недосягаемых ворон. Принес он полное ведро какой-то мастики, которая зловеще сверкнула на полыхавшем в бочке огне. Предусмотрительный Кавелье не забыл прихватить и малярную кисть.

— Вот, разденьте его, — приказал Бюжо.

Товарищи подчинились и сорвали с аристократа камзол, давно потерявший блеск, а также те самые кюлоты, без которых обходились сами. Парик полетел в кровавую лужу. Аристократ остался стоять в чем мать родила. Он был парализован страхом и не заботился прикрывать причинное место.

Тени плясали на нем. Бюжо взял кисть. Он обмакнул ее в мастику и нанес несколько смелых мазков. Больное воображение вполне могло соотнести результат с пятнистой шкурой жирафа.

— На колени, — скомандовал Бюжо.

Воображаемый жираф начал приобретать зримые очертания.

— Так, так, славно.

Кисть запорхала.

Не прошло и пяти минут, как аристократ покрылся ржавыми кляксами. Бюжо отошел и критически прищурился. По его мнению, получилось очень недурно. Тут его отвлек шум. Волокли кого-то еще.

— Брось своего жердяя, Бюжо! – крикнул из темноты гражданин Фурнье. – Вот тебе задачка позаковыристее!

Отряд выступил на свет. Он захватил нечто невиданное. Аристократа, конечно, но совершенно иного – полную противоположность тому, что имелся. Этот был круглый, как шар, и шеи у него не было вовсе. Он сильно смахивал на жабу. Мясистые мочки ушей переходили в щеки, а щеки – в плечи. На шею не было ни малейшего намека. Подталкиваемый мушкетом, враг народа выкатился на сортировочный пятачок. Он отдувался, потел, с жилета отлетела пуговица, а грязноватый бант сбился.

— Что скажешь, Бюжо? – осведомился Пикард. – Этот тебе, полагаю, не по зубам! Попробуй, найди у него шею.

Переход на новые рельсы свершился мгновенно. Прибывшие, сами того не зная, успешно применили к Бюжо врачебные техники будущего. Он приблизился к диковинному пленнику на цыпочках. Да и все удивились, рассмотрев аристократа получше. Его принялись поворачивать так и сяк, отступать, прицокивать языками и приговаривать «о-ла-ла». Тараща глаза, аристократ вертелся волчком.

Бюжо, захваченный неизведанными возможностями, разрумянился на глазах. К нему вернулся аппетит, и в животе у него заурчало.

Неприкаянный жираф кротко маялся в стороне. Он перетаптывался и ждал.

— С этим-то что? – спросил Кавелье.

От него отмахнулись.

Тогда Кавелье поворотился к жирафу, заложил в рот два пальца и свистнул.

— Пошел!

Жираф сорвался с места и поскакал. Шарахаясь от собственной тени, петляя, он быстро растворился во мраке.

 

© июнь 2019

Памятные деньки

С надрывом:

— Могу я к вам, мужчина, обратиться? Могу спросить?

Сирота с ударением на «о» – такая была у него фамилия — покосился.

— Спросите, что ж.

— Вы здешний? Откуда вы?

Сирота огляделся, замявшись. Сквер был чужой, а район – родной. Подбирая правильный стиль, он присмотрелся к вопрошавшему.

— Типа, — ответил.

Можно было и не присматриваться. Тот опустился перед скамейкой на корточки.

— Ну, то есть, наш? А разрешите присесть?

— Да пожалуйста, — недовольно буркнул Сирота.

Вопрошавший угодливо осклабился и быстро устроился рядышком. На вид ему было лет тридцать-шестьдесят. Кепочка, плоское лицо цвета серой муки – неподвижное всем, кроме губ. Такие же пасмурные, но цвета уже асфальта, они змеились, кривились, без надобности размыкались и схлопывались.

Над сидящими зашелестел клен. Смеркалось.

У немецких писателей было бы сказано: «К нему подсел незнакомец с глазами, полными темными огня; на впалых щеках играл нездоровый румянец; волосы были аккуратно зачесаны на висках, а лоб возвышался матово-бледный, с одинокой морщиной». «Позвольте к вам обратиться», — сказал бы этот незнакомец не без пыла и с затаенной тревогой.

Плоский длинно сплюнул и спросил закурить.

— Сигареты где-то оставил, — повинился он и гулко охлопал себя по бокам.

Сирота дал.

— Я тоже здешний, — сообщил сосед. – Здесь народился, здесь вырос. Отсюда призвался, здесь присягал, сюда вернулся, отсюда сел…

Сирота ответил неопределенным мычанием. Он сразу начал побаиваться незнакомца и решил ему ни в чем не перечить. Припомнил разные словечки и понятия – вынуть лопатник, поставить на перо, пацан ровный и пацан резкий. Сирота плохо разбирался во всех этих вещах и не хотел, что называется, упороть косяк. Одно неосторожное слово – и учинят ему спрос.

— А тебя вижу впервые.

Сирота глянул в сторону: нет ли кого на подходе. Нет, они были одни. В дальнем конце аллеи молодая мамаша катила к выходу коляску. Промелькнул гражданин в бесформенной куртке, выгуливавший хорька.

— Говорю же, что местный, — вдруг уперся Сирота.

— Да я и сам вижу, брат, ты чего, я ничего, — залопотал плоский. – Просто раньше не пересекались – делов-то! Теперь познакомились, теперь уже родные души. Буду тебя знать. И ты меня. И помнить будем друг друга. А как иначе, скажи? Как, если не помнить?

— Это само собой, — кивнул Сирота.

«Зачем я сижу? – пришло ему в голову. – Пора уходить отсюда».

Сосед, словно – а может быть, и точно – что-то почувствовав, его опередил.

— Вот что это за место, скажи, если местный?

— Сквер, — пожал плечами Сирота. – Парк. Столетия комсомола.

— Так, а раньше?

— Раньше – когда?

— Ну, сорок лет. Полвека. Или подальше.

— Не знаю, — сказал Сирота.

— Не помнишь, — поправил плоский. – Если местный, то не можешь не знать. Просто не помнишь.

Он помолчал и вдруг быстро спросил:

— Ебнуть хочешь?

— А у тебя есть? – с несвойственной ему дерзостью парировал Сирота. Он не хотел, но слова прилетели сами.

— Нету. Давай продолжим: так что тут было? Ты не срывайся, посиди и подумай.

— Говорю же – не знаю! Не помню.

Плоский пожевал губами, каким-то бесом ухитряясь кривиться при этом в улыбке.

— Все вы такие, — произнес он.

— Какие? Кто это — все? О чем вообще разговор?

— О том, что кладбище здесь. На косточках отдыхаем, курим, разговариваем. Часовенку видишь?

Сирота молчал.

— А памятный камень видишь? Вон он. А вон там полевая кухня. А справа фонтан. Видишь, он пентаграммой? Вон еще памятник Убою. Помнишь, кто такой Убой?

— Помню.

— Скажи! Закоротило? Потому что не помнишь. Потому что память не дорога ни хера.

Плоский уже давно перестал курить. Его зрачки, до этого бирюзовые, стали черными и огромными, в половину белков.

— Ладно, — сказал Сирота. – Это Виктор Талалихин. Почему Убой?

— Потому!

Плоский немного придвинулся.

— Вот здесь, — произнес он с шепелявым нажимом, — похоронен мой батя. Отец, понимаешь? Знаешь его? Помнишь о нем? Батю моего, маленького совсем, пяти еще годков, схоронили здесь, свезли на саночках в вечную мерзлоту. Спеленали, перехватили шпагатом и повезли по снегу, по льду, мимо прорубей и троллейбусов. Ты это помнишь?

Сирота, уже твердо решивший сию секунду уйти, решил задержаться и уточнить.

— Постойте, как это – пяти годков? Вашему отцу было пять годков, когда его схоронили? Как же тогда?…

— А так! – дохнул на Сироту сосед. – Почему не носишь опознавательный знак? Где твоя лента? Батю зарыли, мама откопала, зубами грызла мерзлоту, ломала ногти и пальцы… Выкопала, а ягодицы съеденные! Квадратами вырезаны! Она у него из яиц отсосала, и я родился… Они были твердые, как орехи, яица его…

— Но даже если так, то как же вы… погодите. Сколько же было вашей родительнице? Отцу, если я правильно понял, пять…

— Родина – моя родительница! Мать она мне! Спрашиваешь, как? Очень просто, без вывертов! Отогрела во рту! Уселась под Убоем и отогрела! Пред ликом Всепитая Мученика – вон она, часовня! Как отогрела, так повстречала его в аллее…

— Кого?

— Да Всепитая! – с издевкой ответил плоский, придвигаясь уже вплотную. – Батиным семенем благословил ее Всепитай… Наполнил ейное чрево во утешение скорбей, во исполнение и послушание…

Сирота встал.

— Счастливо оставаться, — бросил он и зашагал прочь.

Успело порядком стемнеть, и черные липы неодобрительно дрогнули кронами, когда Сирота заспешил по аллее к выходу. Вскоре он различил шаги позади.

— Сука, — послышалось.

На ветру качнулся фонарь.

— Блядь, — донеслось.

В спину ударил камень. Сирота оглянулся. Плоский шуршал по гравию, не поднимая ног. Сирота втянул голову в плечи. Он успел увидеть, как плоский сгреб с обочины собачье дерьмо.

— Сука безродная!

Сирота остановился, развернулся, о щеку шлепнулось.

— Отстаньте от меня! – крикнул он. – Проваливайте к черту!

Недавний сосед увеличился в размерах. Его лицо уподобилось изрытой метеоритами луне.

— Саночки! – просвистел он. – Вон они стоят! Седлай их, паскуда!

Сирота различил в траве изуродованные временем, еще по зиме выброшенные санки. Необычно большие. Они вросли в землю и стали похожи на детскую горку. Он побежал, но выход начал отдаляться в окружении столпившихся фонарей. Звучавшие сзади шаги ускорились, переросли в тяжелый топот, и больше Сирота уже не оглядывался до самого дома, у двери которого ему поневоле пришлось задержаться, чтобы достать ключи. Тут его сбило с ног что-то мягкое и чрезвычайно увесистое, а он уж себе рисовал, как захлопнет дверь и в прихожей отдышится, прислушиваясь к царапающим звукам.

 

© май 2019

Немая сцена

У театрального подъезда ревизор притормозил и неодобрительно покосился на выставленный репертуар, где тоже значился ревизор, а он не жаловал кривляния и насмешек над мундиром. Тротуар был усеян окурками и пивными банками. Мела поземка, посвистывал ветер. Было шестое января, и город смахивал на вяло, нехотя оживающий труп.

Ревизор толкнул стеклянную дверь и вошел. Никто его не встретил. Он заглянул в фойе, и там царил кавардак. Растрепанные, чумазые дети пялились в девайсы. Их подвыпившие родители – главным образом, отцы, отряженные на утренник в наказание за новогоднее свинство – бродили полупьяные, курили, некоторые дремали на банкетках. Ревизор посмотрел на них не без зависти. Потом отвернулся и направился к двери с табличкой «Администрация». Требовательно постучал. Из-за нее развязно откликнулись:

— Открыто.

Ревизор вошел. Он коротко представился:

— Роскомнадзор.

Несвежего вида мужчина с дежурной угодливостью перегнулся через стол:

— Директор театра, он же главный администратор и художественный руководитель. Лауреат. Я вас внимательно слушаю.

— Позволите присесть?

— Кто же вам запрещает?

Ревизор опустился в кресло и сцепил кисти на выпуклом животе. Покончив с предисловиями, он перешел к сути, и голос у него стал зловещим.

— Нам пишут жалобы. Уже вторые сутки, и количество растет. Это настоящий шквал. Звонков тоже много. Волнуются, переживают – что случилось с их отцами, мужьями, женами, детьми и внуками? Их нет уже пять суток. Чем вы тут занимаетесь?

— Ожидаемый вопрос, — кивнул администратор. – У нас договоренность с министерством передовых технологий, и все вопросы – к нему. Мы испытываем новое устройство. Как сейчас принято выражаться – девайс. Это сюрприз. Мобильное приложение. В дни школьных каникул.

— Доберемся и до министерства, — пообещал ревизор. – Что за устройство?

— Это своего рода пульт дистанционного управления. Позволяет ставить спектакль на паузу.

— Зачем?

— Ну, мало ли. Кто-то устал, захотел в туалет или проголодался. Кому-то нужно позвонить. Перекурить. Перекусить в буфете, осмотреть экспозицию.

Ревизор неопределенно махнул рукой:

— Это они там экспозицию осматривают? Пьяные, как свиньи! Дети шляются без присмотра, тыкают в свои кнопки…

— Так антракт, — улыбнулся лауреат. – Сейчас дадут звонок, и они с грехом пополам потянутся обратно.

Действительно, раздался звонок.

— Ну, не все, — уточнил администратор. – Но спектакль худо-бедно продолжится. И будет идти, пока кто-нибудь снова не остановит.

— Пять суток, помилуйте!

— Ну и что? У нас отличный буфет. Канализация в исправности, недавно ремонтировали. Да посмотрите сами, сейчас начнется!

Звонок повторился.

Ревизор мрачно встал, расстегнул пальто, снял шапку.

— Что у вас идет?

— «Доктор Айболит», — улыбнулся администратор. – Его новогодние приключения. Вы сами увидите, актеры трудятся на износ! В буквальном смысле.

— С чего бы вдруг? Такая сложная пиеса?

— Не очень сложная, но им никуда не выйти. Постоянно замирают. Вот кому впору жаловаться! Но они верны театральной стезе, и это настоящий трудовой подвиг.

Они вышли из кабинета и проследовали в фойе.

— Не бегай так, ушибешься, — заботливо бросил администратор какому-то малышу, который тупо сидел и икал, таращась на гору конфетных фантиков. На пухлых щеках расцветали красные аллергические пятна.

Ревизор посмотрел налево, направо. Из-за угла торчали ноги, кто-то лежал. Пол был усыпан серпантином и конфетти, валялся чей-то дурацкий колпак. На стопке театральных программок стояла полупустая бутылка с нахлобученным пластиковым стаканчиком. В другом углу было наблевано, плавал табачный дым.

— Это да, — не замедлил сознаться администратор. – Это у нас вопиющее нарушение, но с нарушителей и взыщем. Все их мерзости записываются на камеру.

Двери в зал были распахнуты. Внутри царил полумрак.

— Возьмите бинокль, — шепнул администратор.

На сцене стоял в полусогбенной позе Доктор Айболит. Очередная пауза застала его в таком положении, и теперь ему было не распрямиться. В зал струился сложносоставный, тяжелый запах немытых тел и выделений.

— Это Африка, деточки, — прохрипел, держась за поясницу, Айболит. – Здесь живет Бармалей!

— Ой, ой! – запищала Обезьяна Чичи. Ревизор рассмотрел в бинокль, что у нее мокрые штаны. – Давайте позовем Деда Мороза и Снегурочку!

— Это идея! – обрадовался изможденный Айболит. – Ну-ка, дружно: Сне-гу-роч…

Он снова замер. И Обезьяна окаменела. Еще замерли Витя и Маша, испуганно обнявшиеся; завис выглядывающий из кулис Бармалей. Парализовало Бабу Ягу. Бегемот, почему-то наряженный приблатненной шпаной, так и не поднялся с корточек. Крокодил вытаращил глаза. Он как раз собрался проглотить солнце в исполнении огромного фрукта под названием «помело», но не успел. Его зеленое рыло начало медленно наливаться синевой. Из неуклюжих лап со стоном вывалилась гармошка.

— Опять! – послышался чей-то недовольный глосс. – Хорош тормозить!

— Я поссать схожу, ладно? – агрессивно ответил другой.

Дети взялись за планшеты. Глухо звякнули стаканы, кто-то чиркнул спичкой. Зазвучали приглушенные разговоры. В Бармалея бросили пластиковую пивную бутылку. Тот не шелохнулся, бельэтаж лениво заржал.

— Видите, все довольны, — заметил администратор. – Можете поговорить и убедиться, если вам этого мало.

Ревизор молча взирал на происходящее. Его кулаки медленно сжимались и разжимались.

— Вы заплатите миллиардный штраф, — выдавил он.

Действие возобновилось.

— Разбойники, ко мне! – заблажил Бармалей.

Крокодил выплюнул плод и прерывисто задышал. Бегемот сел, у него отнялись ноги. Витя и Маша собрались расцепиться, но у них свело руки.

— Снегурочка! Снегурочка! Снегуроч…

Очередная немая сцена застигла труппу в новых, не менее нелепых позах, с выпученными глазами.

— Вы слышали? – повернулся к администратору ревизор. – Один звонок – и вас навсегда закроют. Не затрудняйтесь поисками места, вас еще сразу и посадят…

— Да полно вам! – испугался администратор. – Сейчас все исправим. Тут до конца осталось всего ничего. Постойте здесь, я поставлю на паузу зал…

Он поспешил на сцену, никто не обратил на него внимания. Очевидно, его приняли за зрителя, который решил поучаствовать в пьесе и покривляться среди беспомощных актеров. Должно быть, такое уже случалось и даже приелось.

Администратор вложил в руку Айболита смартфон. Пощекотал экран, и ситуация волшебным образом изменилась. Все сделалось наоборот: зал оцепенел, а сцена пришла в движение.

Айболит с усилием разогнулся.

— Уфф, — блаженно выдохнул он.

Витя и Маша разомкнули объятия. Им было обоим под сорок, и Витя страдальчески взвыл от затянувшейся эрекции.

Обезьяна спрыгнула в зал и подступила к какому-то папе. Тот остекленело смотрел перед собой, держа в руках блюдечко с бутербродом. Туда Обезьяна и харкнула.

Айболит расстегнул чемоданчик, вынул шприц и хирургические инструменты. Тоже начал спускаться в зал.

Из кулис потянулись осатаневшие разбойники во главе с Бармалеем.

— Это у меня настоящая сабля! – заверил безмолвных зрителей Бармалей.

Он прыгнул и очутился сразу в четвертом ряду. Свистнул и чавкнул клинок.

— Не трогайте Роскомнадзор! – спохватился администратор, но никто его не услышал и слушать не стал.

(c) апрель 2019

Противостояние

Иван Иванович, эйджист и лукист, прославился скандальными статьями в адрес всевозможных уродов. Статьи эти были разоблачительными, клеветническими и высокомерными.

Как-то раз Иван Иванович вышел из дома. За порогом его караулил карлик, пожилой и горбатый.

— Я давно за вами слежу! – запищал он без предисловий. – Как вам не стыдно!

— Кто вы такой? – прищурился Иван Иванович.

— Я горбист, — ответил карлик. – Теперь вам плохо придется!

Не говоря ни слова больше, Иван Иванович пошел своей дорогой. Он завернул в кафе, где снял пальто и заказал кофе с булочкой. Позавтракав, он снова оделся и отметил, что пальто у него какое-то необычно тяжелое. Иван Иванович был занят абстрактными человеконенавистническими мыслями и не стал вникать. Но через пять минут он повстречал на бульваре знакомого лукиста и эйджиста.

— Что это с вами? – неприятно поразился тот. – У вас, простите за выражение, горб!

Переполошившись, Иван Иванович сорвал с себя пальто и вытряхнул горбиста. Тот успел пригреться и задремать, да и самому Ивану Ивановичу, что греха таить, стало с ним как-то тепло и уютно.

Отвесив горбисту пинка, Иван Иванович быстро зашагал на рынок.

Там он спросил картошки. Торговка сунулась под прилавок и принялась насыпать. Через пару минут она вручила ему увесистый мешок. Приняв его, Иван Иванович подумал, что получилось как-то тяжеловато. Он заглянул внутрь и обнаружил горбиста, который хитро смотрел на него из гущи корнеплодов.

Иван Иванович не поленился дойти до ближайшей помойки. Там он вытряхнул содержимое мешка в мусорный бак.

Слушая проклятья в свою спину, Иван Иванович помчался домой. Нецензурная брань сменилась мелким топотом, и он припустил во весь опор. Еле успел. Захлопнув дверь, Иван Иванович привалился к ней ухом. Горбист скребся под дверью и угрожающе попискивал.

Остаток дня Иван Иванович провел в расстроенных чувствах. Он выходил в прихожую, прислушивался. Наконец наступила тишина. Он осторожно высунулся: пусто. Тогда, облегченно вздохнув, Иван Иванович решил пойти в кино. Он снова оделся и вышел.

Перед крыльцом высился подозрительный бугор, которого раньше не было. Хлебнувши лиха, Иван Иванович предпочел его обойти, но кочка проворно сдвинулась прямо под ноги. Иван Иванович упал и непоправимо, неизлечимо разбил лицо.

Кочка глянула на него острыми глазками.

— Ну и рожа, — обличающе пропищала она. – Нет такой партии!

 

© март 2019

Сумерки богов

Орел летит.

Много мыслей в его маленькой голове, и все они мрачные. Это он жертва, а не тот идиот, который высекал искры.

Орел давно позабыл о вольной жизни. Это, конечно, речевой оборот – он ничего не забыл. Его терзают воспоминания об орлице и горном гнезде. Ему хочется к ней и туда. Но орлица свалила к другому, и тоже давным-давно. Уже оперились и встали на крыло ее чужие птенцы. Уже и передохли они. Как и внуки этих птенцов, и внуки их внуков.

Орел спешит выклевывать печень этого полоумного пиромана.

Его уже тянет блевать от печени. Он ее видеть не может. Его привлекают суслики и прочая мелкую живность, которую он различает с многокилометровой высоты своим бесполезным орлиным зрением. Но он обременен божественным поручением, ибо в первую очередь наказали орла.

Опять же за какого-то примата. Орел и понятия не имел, что тот помешанный следит за ним из-под ладони, приставленной козырьком. Оценивает изгиб и размах крыльев, количество перьев. Орел летал по своим делам, добывал пропитание, баловал орлицу и даже, случалось, присаживался на ее яйца. Он знать не знал примата. А тот потихоньку ладил крылья собственные. Потом он воспарил, и дело, естественно, кончилось для него скверно, однако виновником почему-то оказался орел.

Напрасно взывал он к богам, твердя, что и не думал становиться моделью. Все равно наказали. Отрядили клевать эту проклятую печень.

Орел не может питаться исключительно печенью. У него развилось ожирение, ему тяжело взлетать. Обмен веществ пришел в полнейшую негодность, оперение потускнело, дальнозоркость сменилась близорукостью. Осточертевший маршрут ему снится. Но он исправно снимается на каждой заре и отправляется на свидание с дураком-поджигателем. Орел не понимает, почему приходится отдуваться за каждого недоумка. Да и тому не больно, он тоже привык. Орел здоровается с ним клекотом, они в известной мере породнились и подружились. Преступник старательно услаждает извращенный слух богов и горестно воет, но это спектакль. Не исключено, что ему даже приятно. Хотя и скучно. И больше ради себя, чем ради него орел исподтишка калечит оковы. В скалу вбили крюк, и орел его понемногу расшатывает. Порода крошится медленно, очень медленно, но дело продвигается. Это вносит в их встречи разнообразие. А больше с ними ничего не происходит. Они привыкли даже к булыжнику, который скатывается на них ежедневно, грозя размозжить пленнику голову. Тот уж и не пригибается. Мы знаем, что в последний момент подоспевает очередной убогий, которому дали пожизненное с этим камнем. Несчастный возвращает его на вершину.

Наступает день, когда прикованный освобождается при содействии нового действующего лица. Орел подготовил почву, и все получается довольно легко. За это пришелец платит ему черной неблагодарностью. Посылает в орла каленую стрелу, но орел рад и такому исходу. Он с нетерпением ждет, когда наступит блаженное небытие.

Однако вздорные боги решают иначе. Им снова мало, опять они недовольны. Орел превращается в голубя. Ему назначают новое наказание, дают новое поручение. Оно заключается в том, чтобы… Нет, он не может этого выговорить. Задание не укладывается в его голову. Он должен… Нет, лучше не думать об этом. Голубь встает на крыло и спасается отвлеченными мыслями о печенке.

 

© март 2019

Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки

Гриша растянулся в густой траве, щурился на ленивое пыльное солнце. Бесшумно кружили ласточки. С реки доносились визгливые голоса прачек.

— Хошь глянуть, как баре ябутся? – спросил Демид.

Гриша сел.

— А где?

— Чуток погодя, сейчас они чай кушают.

Янкель необычайно возбудился:

— Давай, покажь!

Он был из ремесленного, куда пролез всеми правдами и неправдами. Озорничал и лодырничал не хуже других. Не раз и не два примыкал он к окрестной шпане – вот и сегодня собрался с этими двумя за яблоками.

— Обожди, говорю.

Толстый Демид заслюнил самокрутку.

Янкель тоненько взвизгнул от нетерпения. Но спохватился:

— А к господину инспектору?

— А там и будет, — ухмыльнулся Демид. Затем сосредоточенно затянулся, выдохнул, длинно сплюнул. Вытянул ногу и поиграл черными пальцами. – Они это дело обделывают в смороде да крыжовнике.

— Ты-то почем знаешь? – спросил Гриша.

— Сказывали.

— Про их яблоки тоже сказывали. Что молодильные.

— Кто сказывал-то?

— Юродивый Мишка. Дед занедужил, я снес, а он все одно преставился.

— Который год-то нынче на дворе? – насмешливо спросил Демид.

Гриша захлопал глазами.

— Одна тысяча восемьсот шестьдесят девятый от рождества Христова, — быстро вставил Янкель.

— Точно? – подозрительно осведомился Демид. – Смотри! Стало быть, шестьдесят девятый, — обратился он снова к Грише. – А тебе юродивый указ.

— Лет через сто не будет никаких юродивых, — подхватил Янкель.

— Куда ж они денутся?

Тот пожал плечами.

— Небось повыведут. Может, и раньше. Через пятьдесят.

— Это когда же будет? – наморщил лоб Демид.

— В одна тысяча девятьсот девятнадцатом.

— Да ты уж помрешь, — оскалился Гриша.

— Врешь! С чего это я помру?

— А с чего дед мой помер.

Янкель замолчал и стал смотреть на реку, которая искрилась за краем обрыва. Далеко загудел невидимый пароход. Слепень вжикнул и умчался живой пулей, коротко промычала корова. Демид закашлялся и вмял самокрутку в траву. Гриша снова улегся.

— Яблочки-то у инспектора хороши, — сказал он без смысла.

Демид же вдруг увлекся картинами будущего.

— Ссыльные говорят, что через сто лет и бар не будет. А то и правда, через пятьдесят. Хорошо!

Гриша прикрыл глаза.

— Их тоже повыведут?

— Холера их знает. Не будет, и все.

— Правильно твоих ссыльных сослали. Еще подальше бы, в желтый дом.

— Инспекторов тоже, глядишь, не станет.

— Ну так веди смотреть, как ябутся, пока живые.

Демид прищурился на солнце.

— Сейчас пойдем.

— Почему в смороде? – спросил Янкель. – Как скоты. У них же спальни с перинами.

— С жиру бесятся потому что.

— А может, яблоки и впрямь молодильные, — предположил Гриша. – Вот их страсть и разбирает. Погрызут – и невтерпеж.

Он помолчал.

— Будет и наш срок, — добавил о чем-то и непонятно, зачем.

— Пошли, — скомандовал Демид и встал. – Мешки не забудьте.

Они пересекли небольшой луг и стали спускаться, уже заранее пригибаясь. Губернский город наступил быстро через десяток огородов. Сонный, как и положено, он естественно продолжался сначала в сирое убожество, а дальше – в сверкающую природную дикость. Миновав эти натуральные пояса, троица вступила в стихийное буйство фруктовых садов. Инспекторский дом особо не выделялся, но угнездился достаточно достойно и знатно. Посвистывали птицы, что-то журчало, растекался зной.

Донеслось:

— Саша! Саша, не беги так, упадешь!

Сдержанный смех.

Гриша, Демид и Янкель замерли под забором. Залаяла собака, но – далекая.

— Вон там, — шепнул Демид. – Доска отходит.

Гриша запрокинул голову.

— А яблоня – вон где. Шагов двадцать. Через грядки?

— Что тебе грядки? Давай быстро.

Перезрелое лето дрожало, обещало лопнуть рыжим тыквенным семенем. Яблоки налились. Все они хоронились в листве, но живо слышалось, как упадут с глухим стуком. Кипела и суетилась мелкая жизнь: тянулись муравьиные цепи, вились мухи. Стремительно возник, промчался и сгинул крот. Лопухи разрослись до того буйно, что рисовалось семь тучных лет. Притоптанный подорожник напоминал о тощих.

Гриша взялся за доску, отвел. Янкель мигом подсунулся.

— Барыня!

Оба отпрянули, но Демид их придержал.

— Не робейте, нас не видать. А вон и господин Ульянов! Вовремя поспели.

Барыня в белом платье подбежала к яблоне, развернулась, прижалась спиной к стволу. Озорно улыбаясь, потянулась и сдернула яблоко. Медленно, звучно надкусила. Подбородок ее заблестел от сока.

— Хочешь яблочка, друг мой сердечный Ильюша?

Инспектор, одетый в сюртук, улыбнулся на это сдержанно, но борода его изобличила: встопорщилась. В траве мелькнула черная молния, однако никто ее не заметил.

Барыня разрумянилась.

— На, кусай же!…

— Машенька…

— Мы, Ильюшенька, как бы в райском саду…

Янкель вдруг сунул руку в портки. Гриша машинально отодвинулся, но смотреть не перестал. Демид сглотнул слюну.

— Тут Саша бегает, увидит…

— А и ничего, ты быстрее… Без царя в голове наш Саша.

 

Инспектор впился губами в барынино горло. Затем отшатнулся, схватил за плечи, резко развернул, задрал подол. Гриша забыл, как моргать. Не отрываясь, глазел он на кружевные дрожащие полушария.

Инспектор навалился, рыча. Он завозил бородой. Потом, сощурив глазки и приоткрыв рот, он задышал мелко, как собачка. Барыня же громко вздохнула и какое-то время была неподвижна.

Внезапно, шепотом горестным произнесла:

— А Оленьку Бог прибрал.

Инспектор замычал от досады, завертел головой.

— Сделай, сделай Володеньку! – спохватилась барыня. – Пусть у нас будет Володенька!

Она задвигала тазом. Через секунду инспектор взвыл и дернулся. Взопревшая борода уставилась в солнце. Тут же истошно взвизгнул Демид. Гадюка ужалила его пониже колена.

Инспектор отскочил, озираясь. Барыня торопливо оправила юбки.

— Что такое?

Гриша и Янкель уже заковыляли прочь, волоча за собой прихрамывающего Демида. Признав в нем обузу, скоро бросили. Их уже не было, когда к Демиду подбежали, понесли его в дом.

Послали за лекарем. Кухарка неумело, но с чувством отсосала яд. Пришла еще бабка, стала шептать. Пожаловал поп, но к вечеру Демид все равно умер.

 

© февраль 2019

 

 

Второй зимний концерт по заявкам

УМ

 

Ольге Теричевой

«В кофе соль добавляете?»

 

«Во исполнение указа об Умном Питании граждан (см. Умное Делание, параграф три) настоящим постановлением предписывается добавлять в пищевые продукты йодированную соль независимо от профиля предприятия общественного питания. Контроль за исполнением возложить на Умное ведомство».

— Пройдите сюда, господин Умный инспектор. Пожалуйста. Осторожно, мешки. Будьте как дома.

— Буду. Где у вас соль?

— Вот она.

— Что солите?

— Все без исключения.

— Суп?

— Разумеется. Умный.

— Котлеты?

— Бесспорно. Умные.

— Компот?

— Обязательно. Называется: «Горе от ума».

— В кофе соль добавляете?

— Умную?

— Ее самую.

— Нет, сразу в сахар.

— Пирожные?

— Весьма поумнели.

— А где народ? Почему никого нет?

— Народ упрямится и не хочет умнеть, господин Умный инспектор. Он кушает без соли последний хуй.

— Очень прискорбно. Придется сыпать в принудительном порядке. Это у вас что?

— Это мы вам завернули гостинчик. От кафе «Умка».

— Взятка?

— Помилуйте, просто умный подарок.

— Что там такое?

— Соль.

— Мне-то зачем?

— Так зоб у вас вон какой!

— У меня?

— Так точно.

— А у вас не в порядке пожарная безопасность.

— Господин Умный инспектор, не погубите…

— Еще у вас глупые глаза. И глупые рты.

— Ножом по сердцу, барин!

— Посыплем! Впредь будете умнее!

 

ЛЕТО

 

Марине Огневой

«Почему в стране зима?»

 

Настроение было приподнятое. Я зашел выпить пивка, и черт меня дернул подсесть к сумрачному хмырю, который смахивал на умирающего окуня. Он тотчас заныл:

— Почему в стране зима? Июль на дворе! Скажи, почему?

— Какая зима, дядя? – Настроение испортилось не сразу, я спросил весело.

— Сугробы! – махнул он рукой. – Пурга!

Я глянул, что он такое пьет.

— Сам ты несешь пургу. Психический? Где ты увидел сугробы?

— Везде, — ожесточенно хрюкнул окунь, выпучивая глаза. – В июле-то.

— Опомнись, дядя. Откуда зима? Солнце жарит, птицы поют.

— Не поют, а дохнут на морозе. Вон, ворона валяется.

— Плюс тридцать!

— Минус двадцать семь!

Во мне закипела злость.

— Знаем таких. Везде вам плохо! Все не в радость! Ну и вали! Вали в свою Америку! А у меня сын родился!

— А я человека убил, — не сплоховал дядя. – Даже двоих, — похвастался он.

— И что? Теперь тебе зима мерещится? Иди тогда вешайся! Россия ему плохая!

— Я и тебя убью…

Он неуклюже привстал и замахнулся кружкой.

Я зарядил ему в торец, и он исчез под лавкой. У меня снова потеплело на душе. Я чинно допил кружку и вышел, не оглянувшись.

Солнце и правда пекло. Шелестела листва, воздух подрагивал. Прошуршала поливальная машина. В подворотне топтался и бормотал в рацию сотрудник полиции. Дальше было темно, но я различил чьи-то ноги. Кто-то лежал.

Разбираться не захотелось, и я зашагал по бульвару. Распаренный шиповник благоухал тяжело, как вырез немолодой театралки. Я дошел до роддома, встал под окнами и принялся орать. Но дроля не выглянула. Странно. Не иначе, кормит. Или спит. А может, швы разошлись.

Я продолжил орать и подпрыгивать. Пора и показать богатыря! Пять дней как родился, двадцать третьего февраля. Или шесть.

 

 

УПОМНИТЬ ВСУЕ

 

Phil Motuzko

«Упомнить всуе»

 

— Имел намедни удовольствие наблюдать вас на балу, — обратился Фамусов к Скалозубу, подчеркнуто отвернувшись от Чацкого. – Орел! Не посрамили полка! Ну, не беда, коль выпьет лишнее мужчина! Всуе-то помните?

— Всуе? – наморщил лоб Скалозуб. – Нет, не упомнил…

Презрительная гримаса не сошла с лица Чацкого, но любопытство взяло верх.

— Всуе – это почему же такое? – осведомился он, надеясь разжиться поводом к очередной язвительной гадости.

— Это фамилия, друг мой сердечный, — назидательно пояснил Фамусов. – Мусью Гастон-Пистон Всуе, старинного дворянского рода. Прелюбострастнейший субъект, опаснейший сердцеед, вольтерьянец и фрондер. Наносит Москве визит и разбору не делает, чинов не признает…

— Всуе и долго не высуе! – загоготал Сколозуб.

Чацкого передернуло.

— Этому Всуе, — продолжил Фамусов, — полностью безразлично, кто перед ним – девица ли, кавалер, жеребец, ворона, дворовый полкан… Одно слово – мусью! Правда, голубушка?

При этих словах Софья Павловна залилась краской. Молчалин, застывший в подобострастном изгибе, немного изменил угол наклона и этим выразил целый букет  душевных страданий.

— Твоя правда, отец родной! – пробасила Хлестова. Она тоже разрумянилась сквозь толстый слой старческой пудры. – Он та еще шельма, этот мусью! Все мои собаки попрятались. Боюсь, как бы не свел он мне со двора двух девок. И кучера.

— О, нравы! – Чацкий, распираемый пафосом негодования, воздел руки, а следом схватился за голову.

Вбежал расхристанный Репетилов.

— Что делается, что делается! – запричитал он. – Я только что от княгини Марьи Алексевны. Этот Всуе сделал ей совершенный скандал… Да я и сам еле унес ноги. Как бы он, бестия, сюда не пожаловал!

Где-то вдали истошно завизжали господа N. и D.

Вошел дворецкий с визитной карточкой на подносе.

— Гастон-Пистон Всуе! – объявил он, болезненно морщась.

Мусью нарисовался на пороге.

Скалозуб всмотрелся в него, неожиданно побледнел, затем побагровел и повалился без чувств. Он вспомнил Всуе и понял, что все-таки опозорил полк.

Упомнил и Чацкий при виде мусью.

— Вон из Москвы! – воскликнул он, пятясь. – Сюда я больше не ездок, карету мне!

 

 

ЗАСТАВА ШПАЦИРЕН

 

Оне Хулигановой

«Пускай себе живет»

 

Реконструкторы наладили бивуак на берегу тинистого пруда, где жались к заводи обеспокоенные утки. По аллеям прохаживались праздные граждане. Издалека доносилось:

— Именно здесь… линия обороны… не самый известный, но стратегически важный рубеж… забытая героическая страница летописи… удалось остановить… и отбросить… а потом полностью разгромить…

За кустами боярышника дымила походно-полевая кухня. Гауптшарфюрер Серега и оберюнкер Колян сидели на траве и ели из котелков кашу. Унтер-фельдфебель Гриша зловеще наводил на прохожих цейсовский бинокль.

Какой-то дрищ остановился и уставился на служивых.

— Че пялишься, проходи, — невнятно буркнул гауптшарфюрер.

На губах хипстера заиграла улыбка. Долговязый, в очках, с косичкой, он присосался к банке с колой и не сошел с места.

— Зоопарк тебе, да? – осведомился Серега.

— Просто интересно, — отозвался хипстер. – Нельзя смотреть, что ли? А зачем вы здесь тогда?

Гриша опустил бинокль и погладил железный крест.

— Тебе на радость, — объяснил он. – Ты же пидор, правильно? Ну и хромай отсюда.

— Почему же пидор? – Хипстер продолжал улыбаться. – Мне просто странно, что жарко, а вы нарядились, сидите тут, никто вас не заставлял…

— Еще про бардак в стране расскажи, — прищурился оберюнкер.

Дрищ пожал плечами.

— Я не знаю. Может, и бардак. Разве нет?

Гауптшарфюрер побагровел и вспотел.

— Может, и так, сука. Может быть. Зато вот это, блядь! – Он повел рукой, обозначая вообще все вокруг. – Зато у нас вот это блядь на хуй было, понял? И есть! И будет!

— Что это-то? – Хипстер отпил из банки.

— Родина! – гаркнул унтер-фельдфебель.

— А не фатерлянд?

Колян и Серега переглянулись.

— А ты у нас мирное население, — заметил Серега. – Знаешь, как мы поступали с мирным населением?

— У нас все по-настоящему, — подхватил Гриша. – Максимально приближено к исторической правде.

— Да не смешите, — сказал хипстер.

— Ну-ка, держите его, — скомандовал гауптшарфюрер.

Хипстер не успел оглянуться, как оказался лежащим ничком. Сверху его прижали коленом.

— Мы сейчас тебя будем немножко вешайт, — сообщил оберюнкер. – Ферштейн?

— Ja, ja, — закивал унтер-фельдфебель.

— Пайку видишь? Хлебную пайку видишь? Господин оберюнкер, забейте ее мирному населению в пасть!

Хипстер завыл и задергался. Гауптшарфюрер ухватил его за косу и отвел голову, а оберюнкер принялся совать в сладкий от колы рот краюху хлеба. Посыпались крошки.

— Also, wie geht’s? – осведомился унтер-фельдфебель. – Банку его передайте. Банку его сюда гебен зи мир битте шнелль.

— Охерели уже совсем?! – взвизгнул хипстер, извиваясь в траве.

— А ее забей в жопу, — распорядился командир. – Ах! Немного неприятно, свинья? Los, los!

— Эй! – крикнули издали.

Головы повернулись. По лицу хипстера потекли грязные слезы.

— Наши, — прошептал он, задыхаясь от счастья. – Наши!

Приблизились советские ефрейторы, вооруженные ППШ.

— Гудериан где-то задерживается, координатор скомандовал перерыв, — сообщил один. – Пошли трескать шнапс.

Гауптшарфюрер выпустил косу и выпрямился.

— Пускай себе живет, — бросил он.

— Партизанен? – присмотрелся ефрейтор.

— Не, просто штатский предатель.

— Подержите его еще. – Ефрейтор вынул ручку, присел на корточки. Вывел хипстеру на лбу: «Сегодня я обидел немецкого солдата». – Вот теперь как на самом деле.

 

 

СУДЕБНАЯ ОШИБКА

 

Юлии Боровинской

«Стоял, свистел и вязал»

 

— Стоял, свистел и вязал, — прочел Святой Петр, задыхаясь от негодования.

Он отвлекся от обвинительного заключения и опустил глаза. В ногах у него пресмыкался безутешный старшина Гвоздев.

— Не погубите, — хрипел старшина. – Я не стоял, я прохаживался! У меня и свистка-то нет! И никого не вязал, мне и незачем!

— В ад, собака! – рявкнул Петр.

С горестным воплем Гвоздев провалился сквозь облако и рухнул на раскаленное шоссе, которое пересекало преисподнюю и утекало за горизонт. Клубились багровые тучи, кривлялись страшные существа. Через секунду Гвоздев уже стоял на ногах, одетый в форму инспектора ДПС и с полосатой палкой в руке.

Он заранее знал откуда-то, что все безнадежно, и пребывал от этого во внутренних корчах.

Так и вышло.

Показался рядовой черт, он гнал себе на мотороллере.

Не желая вмешиваться, но движимый посторонней волей, Гвоздев шагнул вперед и воздел палку. Черт резко затормозил и глумливо осклабился.

— Старшина Гвоздев, — представился мученик. – Попрошу документы. Водительское удостоверение и техпаспорт.

— Ай-ай, — запричитал черт, усиленно кривляясь. – Что случилось, начальник? В чем я провинился?

Язык старшины действовал помимо его желания.

— Штраф пятьсот рублей, — объявил Гвоздев.

— Секундочку! – Черт вынул бумажку и помахал ею. Затем разинул пасть и проглотил ее на глазах у Гвоздева, который прямо остолбенел от такого адского садизма.

Потом старшина остановил еще много чертей. Все они притворялись, будто страшно напуганы, и поначалу лебезили, а под конец пожирали купюры и с адским хохотом растворялись в багровой дали.

Вдруг небеса разверзлись и спустился архангел.

— Покорнейше извините! – воскликнул он. – Ошибочка вышла! Стоял, свистел и вязал – это отпетый предатель, бандеровец и полицай Грицюк. Вязал он узлы на петлях для политруков. И при этом свистел! Пожалуйте в рай, товарищ старшина Гвоздев. Просим прощения за путаницу.

Не успел Гвоздев и глазом моргнуть, как в той же форме, с жезлом переместился на райское шоссе. Белые облака кудрявились барашками. Приветливым золотом сияло солнце.

По шоссе неторопливо катил на мотороллере ангел.

Облегченно вздохнув, старшина со счастливой улыбкой шагнул вперед и замахал палкой.

 

 

ИСХОД

 

Алексею Молоторенко

«Справедливости больше не будет»

 

На почте не было конференц-зала, не нажили даже красного уголка, и все собрались, где сумели, то есть собственно в избе.

Пришел начальник Фрол Потапыч. Пришли почтальоны Сумкина, Печкин и Фекла Федоровна Справкина. Кассирша Жорова. Упаковщица Хренова. Уборщица Плевко.

Собрание вышло коротким.

Начальник отделения вздохнул тяжело.

— Справедливости больше не будет, — выдавил он. – Пришел приказ. Что поделаешь?

Все опустили головы.

— Завтра, — продолжил Фрол Потапыч, и слова его падали, как свинцовые капли печального дождя. – В семь утра. Во дворе.

Фекла Федоровна тихо завыла, но вскоре выяснилось, что она поет грустную народную песню, которую сложили на все случаи жизни.

— До встречи, друзья, — закончил свое лаконичное выступление Фрол Потапыч. – Наверно, нам было хорошо вместе.

Почтовики потянулись на выход. Дождик и правда моросил. Гнил ракитовый куст.

На следующее утро случилось так, что Печкин пришел последним. Он не стал заходить во двор, а спрятался за елкой и решил посмотреть, что будет. Зачем спешить?

Было вот что: приехал грузовик со взводом солдат. Виселица уже стояла, ее сколотили за ночь. Из почтовой избушки вывели понурых Фрола Потапыча, Сумкину, Жорову, Хренову, Феклу Федоровну и Плевко. Руки у них были связаны сзади.

Всех построили, надели на головы мешки. Фрол Потапыч обмочился, но это было почти незаметно из-за дождя. Фекла Федоровна еще не допела песню.

Солдаты подняли трудовой коллектив в кузов. Грузовик взревел и подъехал под перекладину. Надели петли.

Сумкина лишилась чувств, осела кулем и удавилась преждевременно.

Потом грузовик снова тронулся с места, и все повисли.

Печкин осторожно попятился, крестясь. Он ущипнул себя за плечо: живой!

— Не, ну есть еще справедливость, — возразил он в пространство, сам себе удивляясь.

И затрусил прочь.

Никто его не преследовал.

Он остался один.

 

 

МЕЛКИЙ ШРИФТ

 

Виктории Кошкиной

«Всех расстрелять, город сжечь»

 

Раскрасневшийся Тит с победоносным видом ввалился в штаб.

При виде его координатор поднялся из-за стола.

— Достал?

— С пылу, с жару! Из типографии!

Тит развернул рулон, и координатор придавил лист всем, что попалось под руку – дыроколом, пепельницей, бутылкой и коробкой с недожеванной пиццей.

С предвыборного плаката на них взглянуло деловое, открытое лицо политического врага. На заднем плане два бомбардировщика пересекали трехцветное небо. Крупными буквами значилось: «Удачная мысль. Голосуем за номер девятый в списке».

— Так, — пробормотал координатор. – Нестандартное решение. Очень емко и накрывает куполом решительно все. Чья мысль удачная? Его? Или тех, кто придет его выбирать? Насчет чего? Выбора? Или у него есть некая удачная мысль – например, эти самолеты?

— Да, у него есть удачная мысль, — зловеще кивнул Тит. – Обратите внимание на мелкий шрифт.

Координатор скользнул взглядом вниз.

— «Всех расстрелять, город сжечь». Да, в глаза не бросается.

— Но западает! – Тит поднял палец.

Координатор заходил кругами по комнате, глядя в пол. Руки сцепил за спиной. Тит преданно следил за его перемещениями.

— Сделаем так, — остановился тот. – Пусть наши скопируют. Как есть. Только шрифт поменяйте. Где мелкий – там будет крупный, да пожирнее, и наоборот. И развесьте везде эту рожу. Управитесь до утра?

— Да о чем разговор, — просиял Тит. – Повесим к полуночи!

Он побежал к двери.

— И еще! – добавил ему в спину координатор. – Верни туда «нахуй».

Тит снова подскочил к столу.

— Почему – вернуть? Разве было?

— Как не быть. Видишь пробел? Он слишком большой, закрасили.

— Причем от руки, — прищурился Тит. – Спешили, падлы!

— Не, экономили переделывать, мало денег собрали. Серьезные люди шепнули, что только-только самим хватило. Короче, наведи порядок. Так быть не должно.

 

 

ОПЫТЫ БОГОСТРОИТЕЛЬСТВА

 

Вячеславу Клюкину

«Поменяй коту воду!»

 

Вечер? Утро? В окне было мрачно. Савелий свалился с койки. С громкими стонами пополз он на кухню в надежде там что-нибудь обрести. Ничего не было, только записка: «Поменяй коту воду!»

— Ах, ах, — засуетился Савелий, пытаясь встать и косясь на блюдечко с зеленой, цветущей жижей. – Ты ж мой Васенька!

Трясущимися руками он вылил жижу, наполнил блюдечко свежей водой.

— Васечка!

Тут Савелий остро и неприятно осознал, что никакого кота у него нет. Опять же непонятно, кто написал записку. Впрочем, это мог сделать кто угодно. Савелий не помнил, кого приводил.

Оставалось блюдечко. Откуда оно? Думать о нем было выше сил. Савелий пополз обратно в горницу. Вскарабкался на койку, протяжно вздохнул, закрыл глаза. Через секунду открыл, и в них ударил свирепый свет уличного фонаря. На оконном стекле белела масляная надпись: «Поменяй коту воду!»

— Что же это, — прошептал Савелий.

Он пустился в обратный путь. Блюдечко стояло на месте и полнилось кровью. Савелий оглянулся в тоске и страхе. Взгляд упал на банку с водой, из которой он время от времени, когда был при силах, пил. Он сразу понял, что кот находится в банке, просто его не видно. Вот какую воду надо сменить.

Слив раковины оказался забит зеленой жижей, и Савелий поковылял в ванную. Там он склонился, руки заходили ходуном. Опасаясь выплеснуть вместе с водой невидимого Васечку, он все-таки вылил все до капли. В последний миг ему померещилось, что в стоке застряло что-то черненькое. Похожее на мех. Савелий ковырнул мизинцем, и кот полез из трубы. Васечка выкарабкивался с трудом, стремительно увеличиваясь в размерах.

— Сейчас-сейчас, — прокряхтел Васечка, опираясь на мохнатый локоть. Он вылез уже по пояс.

Савелий выскочил из ванной, захлопнул дверь. Побежал в горницу. Там, на стене, пылали огненные письмена: «Поменяй коту воду!»

Савелий заплакал, потому что выпить ему было нечего. Кот, очевидно, выбрался. Было слышно, как он царапает дверь изнутри, дышит и трется. Пламя сверкало, а тьма сгущалась. Савелий рухнул на койку. Не прошло и минуты, как на него навалилась одноглазая старуха, вооруженная кривым ножом.

— Поменяй коту воду, — прохрипела страшная бабка.

Савелий заметался, и ведьма вырезала эти слова у Савелия на груди. Кровь ударила фонтаном, и Савелий умер.

Сразу встретил Савелия Господь Бог. Васечка.

— Ты — кот? – выдавил тот, не веря глазам.

— Да, — мурлыкнул Бог.

— А кто тогда черт?

— Пес, конечно, — улыбнулся Васечка.

Савелия охватил доселе не испытанный ужас. Он зашарил подле себя – и о, чудо! рука на что-то наткнулась… на что-то стеклянное, с горлышком. Пузырь провалился в щель между стеной и койкой, а Савелий начисто про него забыл. Бормоча и всхлипывая, он свернул пробку и под скептическим взглядом кота высадил половину.

Сию же секунду пропало все – и начертание, и Господь, и кровь, а в ванной перестали скрестись. Савелий сел. Отдышавшись, он уже твердой поступью вышел на кухню. Блюдечка не было. Записки – тоже. Но Васечка где-то существовал, Савелий знал это.

— Снег, — осенило Савелия. – Снег это замерзшая вода.

Он оделся, взял лопату и спустился во двор. Закончил работу, когда уже рассвело. В мертвящем свете дня посреди двора замаячила снежная крепость. Местами виднелись вкрапления льда.

— Эй, сосед! – окликнул его с качелей Егор. – Чего это ты построил?

— Храм Васеньки Блаженного, — буркнул Савелий, воткнул лопату в сугроб и подсел к Егору.

Тот ничуть не удивился. Наоборот, похвалил.

— Красота! Будешь? – Он извлек из-за пазухи флакон.

— Давай. Это что?

— Да пока сам не знаю. Сказали, вроде «Льдинки».

Савелий хлебнул, глотнул и уставился на ледяной храм.

Посидели молча.

— Что-то я вижу хреново, — сказал вдруг Савелий.

— Это потому что царь приказал ослепить зодчих.

— Чего?

Савелий повернулся к Егору. Там сидел Васечка, уже расплывчатый и мутный.

— Запей, — предложил Савелию Васечка.

 

 

КОНТАКТ

 

Дмитрию Финоженку

«Лунное затмение отменяется»

 

Казаки нагрянули в обсерваторию после полуночи.

Вышел перепуганный академик.

— Здравствуй, борода! – воскликнул атаман, хотя борода была у него самого, а тот брился. – Отличные новости: лунное затмение отменяется!

— Помилуйте, — забормотал астроном. – Как же так?

— А очень даже просто. Лавочка закрывается! Теперь здесь будет центр традиционного воспитания, он же дом казачьей моды.

Казаки разбрелись по залу. Один колупнул карту звездного неба, другой раскрутил глобус, третий присел на корточки под телескоп.

— Это замечательно, однако есть некоторое препятствие… — Академик замялся.

Атаман сдвинул кустистые брови.

— Что еще?

— У нас тут, видите ли, пришелец. Состоялся контакт цивилизаций.

— Подать его сюда! – радостно загоготали хорунжие с есаулами. – Мы его высечем!

— Будете сечь? – с сомнением переспросил астроном.

— Всенепременно! Веди его, пришельца, немедленно!

Академик вынул телефон, набрал номер.

— Почтеннейший, к вам пришла делегация. Ее намерения внушают тревогу…

— Сам уже вижу! – гаркнули сзади.

Все оглянулись. Пришелец стоял на пороге, расставив ноги. Колючие глазки, рыжая бородка, кинжал и мягкие сапожки. На голове – кавказская шапочка: пяс. Астроном проворно подкатил к нему столик с халвой и шербетом.

— Слюш, я этот обсерваторий уже купил, — улыбнулся пришелец. – Так кого будем сечь?

— Нас, батюшка, нас! – загалдели казаки.

Половина из них немедленно растянулась, а вторая засвистела нагайками.

— Ай-ай! – Пришелец стал бить в ладоши. – Ай, хорошо!

Казаки скалились и подмигивали.

— Наводи свой труба, — скомандовал пришелец академику. – Чтоб видно было солнций, луна и звезда смерти.

 

 

ВСЕ

 

Cemile Pecquet

«Когда все разрешено»

 

 

Звонкий голос разлетелся над площадью:

— Дорогие друзья! Товарищи! Ветераны! Братья и сестры! Школьники и студенты! Сегодня, когда Все разрешено, мы с гордостью и надеждой обращаем наши взоры на Все!

…Когда разрешили Все, его с предельной аккуратностью вынули из рудоносных глубин. Прикрываясь ладонью от слепящего света, Все отчистили и отмыли. После этого Все начало триумфальное шествие по стране. Его повезли на поезде. На узловых станциях и полустанках Все встречали хлебом-солью. Его кропили седые священнослужители, ему отдавала салют молодежь. Полки и роты почетного караула сотрясали воздух орудийными залпами. Все забрасывали цветами. Встречающим, чтобы не слепли от блеска Всего, выдавали солнцезащитные очки.

«Наконец-то Все», — шептался народ.

Голос набирал силу, хотя казалось, что дальше некуда:

— Все, дорогие друзья! Все! Это Все!…

Толпа волновалась. Пенсионерки роняли слезы. Малышей поднимали повыше. Пьяных выводили стремительно и бесшумно. Они и сами тянулись прочь, но слишком медленно и с эффектами.

Речь гремела дальше:

— Все и делалось ради этого Все! Миллиарды лет космической эволюции, облагороженной божественным вмешательством; наши труды и чаяния, наша великая история, подвиги дедов и отцов – они совместно приуготовляли почву к тому, чтобы явилось долгожданное Все! Долгие годы Все было запрещено. Такова была суровая пора испытаний. Но теперь Все разрешено!

Какой-то гражданин стоял, отвернувшись. Разинув рот, он считал ворон. К нему подошел гвардеец.

— Ты на что это вылупился?

Несчастный смешался.

— Почему это ты не смотришь на Все? Куда ты пялишься?

— Так вон туда…

— А там не Все! Все-то вон где! У нас не Все запрещено!

— Но там же ничего…

— Ничего? Ничего?! – рассвирепел гвардеец. – Это, знаешь ли, уже экстремизм!

Он поволок жертву в зарешеченный фургон, награждая пинками и приговаривая, что это еще не все.

 

© январь-февраль 2019